Леонид Григорьев: Россия ни разу не реализовала свои угрозы в отношении ЕС

26 марта 2009

Материал опубликован в Deutsche Welle 26 марта 2009 г.

В интервью Deutsche Welle российский эксперт заявил, что Россия будет продолжать строительство обходных трубопроводов для увеличения надежности европейской газовой системы. Президент Института энергетики и финансов Леонид Григорьев считает, что серьезный ремонт украинской газотранспортной системы без российского участия и кооперации технически неоправдан.

Deutsche Welle: Леонид Маркович, декларация о модернизации газотранспортной системы Украины, подписанная 23 марта в Брюсселе, вызвала настоящий дипломатический скандал между Россией и ЕС. Российский премьер Владимир Путин назвал документ "непродуманным" и "непрофессиональным", пригрозив новым срывом поставок природного газа. С чем связана такая нервная реакция России?

Леонид Григорьев: Во-первых, я хочу отметить положительный момент в этой истории - Украина наконец-то признала, что нужно ремонтировать свою газотранспортную систему. Я считаю это шагом вперед, так как до этого на Украине делали вид, что этого не надо делать. Во-вторых, что касается реакции России, то когда вы ремонтируете трубу, то вы ремонтируете ее по всей длине.

Потому что она не будет работать, если у вас одна секция отремонтирована, а другая нет. Поэтому серьезный ремонт украинской газотранспортной системы без российского участия и кооперации технически бессмысленен. Это как ремонтировать передние колеса у автомобиля и не ремонтировать задние.

- Как видится из России, какой смысл принятия этой декларации?

- Это больше политическая декларация. Нужно было что-то делать с недавним газовым конфликтом, связанным с Украиной. Вот обе стороны отчитались о проделанной работе. Но я уверен, что в год выборов на Украине никто ничего реально делать не будет.

Ведь, согласно декларации, Украина практически пообещала сделать у себя систему управления ГТС такую, какую Европейская комиссия предлагает Европе. Такого нет в континентальной Европе, такое существует в Великобритании. Но для того, чтобы это сделать, надо произвести правовую и организационную революцию в газотранспортной системе Украины. А это колоссальной сложности реформы. На Украине простые вещи решаются с трудом. А кто это будет делать в год выборов вообще? А после выборов на Украине опять начнется все сначала.

- Владимир Путин пообещал "пересмотр" отношений с Европейским Союзом. О чем конкретно может идти речь?

- Россия кроме заявлений ничего на самом деле не делала против Европейского Союза в энергетической сфере. Кроме того, что бедному Евросоюзу досталось из-за нашего конфликта с Украиной. Против ЕС было несколько заявлений и ни одного какого-либо практического действия. Мы обсуждаем несуществующие санкции, несуществующие, полностью выдуманные проблемы.

- Как Россия в будущем собирается избегать неприятных ситуаций, подобных газовым конфликтам с Украиной?

- Россия будет продолжать строительство обходных трубопроводов. Это связано с намерением увеличивать надежность европейской газовой системы. Европейский Союз и Брюссель одобрили уже "Южный поток", потому что для "Южного потока" есть проект, есть потребитель и есть газ. "Северный поток", что бы сейчас не говорили, одобрен ЕС уже лет 15 назад. Он стоит в приоритетных проектах. Это не новая российская реакция на какие-то события, это не угроза и не изменение отношений. Это старый и необходимый для Европы энергетический проект. Поэтому я думаю, что, несмотря на все проблемы, связанные с его реализацией, он все-таки будет построен.

Для "Северного потока" в отличие, например, от того же "Набукко" стоят потребители газа в Германии и Центральной Европе и разрабатывается Штокмановское месторождение. А для "Набукко" нет ни газа, ни контрактов, ни потребителей. Нет даже на карте точного понимания, где он проходит.

- Как снижение потребления газа в Европе и России в связи с кризисом, скажется на российской экономике?

- Это, конечно, неприятно, и придется приспосабливаться. Но это кризис, в который попали все, в том числе, и Россия. Конечно, это негативно повлияет на экономику, и денег мы меньше заработаем. Но я не вижу в этом никакой особенной трагедии.

Беседовал Сергей Морозов