Евгений Гонтмахер: "После информационного давления, мол у нас все хорошо, властям будет сложно перейти на честный разговор, но придется"

26 февраля 2009

Материал опубликован на сайте www.politcom.ru 26.02.09 г.

По оценкам экспертов, экономический кризис еще не набрал свои обороты, а российской экономике уже сулят 2,2 млн. безработных, 8-процентный дефицит бюджета в 2009 году. В этой связи «Политком.Ру» побеседовал с Евгением Гонтмахером, членом правления Института современного развития о том, стоит ли ожидать всплески социального недовольства и как предотвратить их непредсказуемые последствия.

- Как Вы считаете, почему такой ажиотаж вызвала Ваша статья «Новочеркасск-2009»?

- Дело в том, что она вызвала ажиотаж не своим содержанием, а фактом того, что через две недели бывшая Федеральная служба по контролю в сфере печати и массовых коммуникаций написала письмо в газету «Ведомости» о том, что в моей статье может содержаться подстрекательство к экстремизму. Государственный орган, который осуществляет контроль за СМИ, увидел такие вот вещи.

- Это не была позиция испугавшегося российского руководства, как представили это СМИ?

- Я бы сказал так: в тот день, когда я статью опубликовал в «Ведомостях», у меня была пара телефонных звонков от очень высоких чиновников, которые, наоборот, меня благодарили, сказали, что ситуация в моногородах будет взята под контроль.

- Можно сказать, что власть прислушалась к Вашим предостережениям?

- Ну, каким-то образом, косвенно, да. Ведь, не только я об этом говорил. Я просто об этом сказал в такой экзотической форме. А то, что эта федеральная служба сделала такой шаг… я отношу это к тому, что власть неоднородна. Те разумные люди, которые сидят и занимаются конкретной экономикой и социальными вопросами, все прекрасно понимают, и для них это была в каком-то смысле подсказка. А для тех, кто занимается политикой, конечно, появление такого рода статьи, где я в нелицеприятном виде показываю гипотетическое поведение членов «Единой России», вообще поведение губернатора и местных властей, ОМОНа, это неприятно. Они отреагировали в виде необдуманной и глупой реакции. Причем должен обратить внимание, что письмо не имеет юридического характера, а является только фактически личным мнением одного из замов этого ведомства, который просто его написал на служебном бланке. Это вообще бред! Кстати, могу сказать, что эта федеральная служба затем была ликвидирована. Я думаю, конечно, это не из-за моей статьи, а из-за того, что общая линия работы этой службы была неэффективной и «допотопной». Был указ президента о том, что она ликвидирована и вместо нее создана другая служба.

- Какие-то происки бюрократов, которые просто хотели выслужиться…

- Да, я тоже отношу это к проискам чиновников, когда даже мелкий бюрократ пытается показать, что он борется с кризисом. Эти люди посчитали, что они борются с кризисом таким вот образом. Кстати говоря, в неформальных беседах они сами признавали, что с их стороны это было ошибкой.

- Где-нибудь уже воплощается сценарий «Новочеркасска»?

- Какие-то отдельные элементы, безусловно. Например, Владивосток – эти волнения автомобилистов, куда послали подмосковный ОМОН, а местному ОМОНу не доверили – один из элементов того, что я написал – также то, что местная власть фактически растерялась в этой ситуации и ждала отклика Москвы. Но 2009 год только начался, и я бы сказал, что худшее впереди, с точки зрения социально-экономического кризиса. Я знаю, что во многих городах, где произошли сокращения, люди недовольны и люди проявляют пока свое недовольство в умеренных формах, но проявляют. Однако так, чтобы они митинговали - это все впереди.

- Да, считается, что и кризис пока пика не достиг.

- Да, кризис действительно не дошел до самой острой стадии, это, видимо, будет где-то ближе к лету-осени. Тогда я думаю, что, к сожалению, этот сценарий, может быть достаточно реальным. Но, кстати говоря, на Украине он уже осуществляется, как это ни парадоксально. У них же очень похожая экономика, особенно в восточной Украине, в Донбассе. Там, как это отмечают украинские эксперты, по моему сценарию события уже идут.

- Насколько эффективны в среднесрочной перспективе попытки российского руководства сдержать всплески социального недовольства, путем все той же риторики, обещаний выделить средства на переобучение высвобожденных работников, на открытие проектов для их занятости?

- Меры определенные предпринимаются со стороны правительства, действительно выделяются дополнительные деньги на переобучение безработных, повышаются пособия по безработице. Какой-то небольшой эффект в определенных точках это будет иметь. Но я думаю, что нерешающий эффект. Я бы сказал так: полностью смягчить, полностью предотвратить возможные социальные явления этими мерами невозможно по определению. Никакими деньгами ты не восстановишь занятость, которая была до кризиса: просто негде работать, реально негде работать, кризис в этом собственно и развивается. Малый бизнес действительно где-то очень сложно организовать, потому что местная бюрократия и местные чиновники как были, так и сидят. И вообще устройство нашего общества таково, что власть избегает вести равноправный диалог, в первую очередь, с бизнесом, с политическими силами, а не только с теми, которые являются ручными. Диалог, кстати, мог бы во многом стабилизировать обстановку, потому что можно было бы канализировать нарастающее недовольство. А так получается ситуация, когда все происходит без диалога, без широкой и публичной дискуссии, и очень узкая группа в нашей стране берет ответственность на себя. Я понимаю, что здесь будут или лавры за то, что из кризиса мы быстро и хорошо выйдем, или, извините, шишки, которые посыплются, если это не так. А вероятность шишек очень велика, именно потому, что нет широкого публичного обсуждения, что в свою очередь в такой сложной ситуации повышает вероятность ошибок.

- Медведев часто говорит, что государство сохранит все социальные достижения и будет их только расширять. О каких социальных достижениях идет речь? И могут ли эти обещания настроить людей на более положительный лад?

- Объективно, конечно, все социальные обязательства не удастся выполнить. Есть, конечно, отдельные пункты, по которым действительно государство будет стоять до последнего – это пенсии, так как это 37 млн. человек, реально зависящих от государства, это пособия для семей с детьми. Но если говорить о здравоохранении, об образовании, о ЖКХ, то боюсь, что там ситуация будет ухудшаться, потому что реально нет денег. Поступления в бюджет уменьшаются, дефицит бюджета - 8% ВВП - в 2009 году будет закрываться за счет средств резервного фонда, но если кризис продлится 2-3 года, то резервного фонда не хватит. Придется эти социальные обязательства, хочешь не хочешь, урезать. Это, конечно, нежелательно, но, скорее всего, неизбежно для наших властей, которые через какое-то время должны будут об этом сказать. Но как об этом сказать людям? Не знаю, это очень сложно. Во-первых, кто возьмет ответственность на себя? Во-вторых, это фактически признание ошибок, признание того, что ситуация продолжает ухудшаться. После того информационного давления, которое оказывалось и оказывается до сих пор, что у нас все отлично, что мы островок стабильности, кризис американский, очень сложно будет перейти на откровенный и честный разговор. Но придется.

Беседовала Ольга Мефодьева