Китай в производственной кооперации

12 марта 2020

Новый коронавирус понуждает экспертов к более пристальному анализу разных факторов китайской политики и экономики. Полезно обратить особое внимание на место Пекина в международной производственной кооперации, его ниши в цепочках добавленной стоимости — от разработки до производства и поставок финального продукта/товара. В конечном счете, на меру взаимозависимости с Китаем и зависимости от него, на вытекающий из этого уровень собственной уязвимости. Полезно, в первую очередь, для России с ее «поворотом на Восток» (де-факто — к Пекину) и с ее курсом на более тесную привязку к партнерам из Поднебесной.
Из свежих примеров — материал «Независимой газеты» от 10 марта, обнаживший ранее неизвестную для многих нашу чувствительность к китайским поставкам как готовых лекарств, так и сырья для отечественных фармацевтических предприятий. На долю этих поставок приходится аж 60% сырья для фармацевтики и до 80% лекарственных субстанций. Зависимость огромная, и этот вызов для России знаковый. Тем более во времена закрытия профильных китайских производств или их перехода на щадящий режим работы.
Россия, конечно, способна заменить поставщика, но это требует времени и дополнительных издержек из-за неизбежного в таких ситуациях подорожания товара (что подтверждается нашим обильным опытом санкций и контрсанкций).
Этот опыт, впрочем, еще не вобрал специфику нынешней пандемии, которая уже начинает негативно отражаться на соответствующих производствах с растущим давлением на кооперационные цепочки в других государствах. Здесь стоит выделить такого крупного фармацевтического игрока и экспортера, как Индия (20% сырья в российском импорте для фармацевтики, помимо готовых лекарств).
Однако, просматривая отечественные материалы на тему обеспечения безопасности здоровья наших граждан за последние годы, крайне трудно услышать сигнал тревоги по поводу такой высокой зависимости и ее последствий. В том числе для национальной безопасности — ведь в эту категорию (и соответствующую стратегию) официально попадает и безопасность здоровья. В экспертном и политическом же разъяснениях национальной безопасности и ее приоритетных направлений намного легче найти военные или террористические вызовы и программы борьбы с ними. Но без четких привязок к вызовам российской, да и внешней, безопасности здоровья (к тем же крупным пандемиям, как сейчас) и без конкретных рекомендаций хотя бы для адекватной профилактики и своевременного реагирования. Тема довольно скупо освещается — да и то лишь «по факту», например, известного распространения вируса Эбола и т. п.
Пойдем дальше и обратимся кратко к некоторым более широким последствиям для «международной кооперации труда». Немалая часть оценок по «китайской» теме основывается на посыле, что эта страна больше специализируется на выпуске финального продукта из зарубежных комплектующих и ноу-хау. И этот продукт доминирует в экспортных потоках.
Такие оценки в принципе верны — но лишь для начала века, не для дня сегодняшнего. Китай действительно специализировался на финальной сборке пару десятилетий назад, но затем стал постепенно и агрессивно вытеснять других производителей комплектующих. Сейчас он уже занял здесь ни много, ни мало треть мирового рынка, а в его экспорте доля компонентов превысила две трети.
Линейка конечных товаров из китайских комплектующих заметно расширилась в других странах, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии. Более того, Пекин заполучил фактическую монополию на некоторые комплектующие. В результате, из-за остановки ряда его предприятий зарубежные производители далее по цепочкам оказались не у дел — хотя бы и на короткое время поиска новых поставщиков.
В общем, случилось так, что за последние годы зависимость от Поднебесной все большего числа стран и зарубежных компаний существенно и довольно быстро повышалась. И сейчас они начали ломать голову над «исправлением ошибок» — над крайне сложной и затратной задачей.
Впрочем, отметим еще один нюанс. Пекин, успешно реализуя политику импортозамещения в стратегически важных отраслях промышленности, вольно или невольно на волне пандемии несколько ослабил неприятности для иностранных поставщиков комплектующих. Повышая уровень собственной независимости, он, как оказалось, фактически «одарил» лишившиеся определенных ниш на китайском рынке зарубежные компании.
Вместе с этим высокая зависимость от Поднебесной уже начинает для нее же неприятно аукаться. Распространение нового коронавируса уже сильно усложнило для Пекина задачу удержать иностранных инвесторов на своей территории и затормозить ускорившийся недавно вывод ими производств из Китая на свою или другую, более привлекательную территорию. Администрация Д. Трампа не только особо отличилась на этом поприще, но дала заразительный пример партнерам — Японии, Южной Корее и др.
Этот процесс, в свою очередь, не может не вносить серьезные изменения в «мировое распределение труда» и не отражаться на интенсивности противоборства целых стран за выбор их крупными компаниями и инвесторами производственного приложения на замену китайцам. В списке предпочтений, который у этих компаний лежит на столе, сейчас в лидерах не только традиционные показатели качества и дешевизны рабочей силы или наличия адекватной для цепочек добавленной стоимости инфраструктуры. Появился важный пункт о степени зависимости от Китая — начиная от производственной кооперации и заканчивая даже внешнеполитическими связями. В упрощенном прочтении: чем меньше зависимость сравнительно с другими кандидатами, тем больше шансов заполучить «добро» от зарубежных компаний, особенно западных. Если не сегодня, то завтра этот пункт оказывать ощутимое воздействие на шансы тех или иных стран. Во всяком случае, за этим стоит следить внимательнее, в том числе при должном анализе перспектив экономического развития Китая и новых для него реалий, включая позиции в производственных цепочках.
Уже первые месяцы драмы с эпидемией дали серьезный повод подумать о том, что даже при относительной недолговечности воздействия эпидемии на экономику и финансы Поднебесной, происходящие крупные сбои и разрывы в цепочках добавленной стоимости чреваты долгосрочными неприятностями. Вполне вероятен длительный тренд постепенного, но поступательного отхода зарубежных участников от чрезмерной взаимозависимости с Китаем и ускоренным выводом соответствующих производств и услуг из этой страны. С сопутствующим ослаблением ее позиций в производственных цепочках в целом.
В любом случае нынешние события заметно подкрепили энтузиазм сторонников курса ужесточения противостояния с Китаем, прежде всего в США. Тем более, что «подарок» они получили в таких важнейших вопросах, как перспективы развития международных цепочек добавленной стоимости, перемены в процессах глобализации и в ходе мировой торговли и др.
В свою очередь, России нужно скрупулезнее отслеживать возникающие перемены в Китае и «вокруг него» в сфере производственных цепей. Делая соответствующие выводы, оценки воздействия на собственные интересы и на планы своевременного и адекватного преодоления новых, потенциально беспрецедентных вызовов, которые расширил и актуализировал коронавирус 2019-nCoV.

С. Кулик