Публикации

О. Антоненко, И. Юргенс. Пять способов сближения России и НАТО

By 17.11.10 18 февраля, 2021 No Comments

19 ноября в Лиссабоне НАТО примет новую стратегическую концепцию, в которой будет отражено предназначение и главные задачи этой организации на десятилетие вперед. Серьезность и убедительность этого шага будет существенно выше, если днем позже НАТО и Россия сумеют согласовать собственную двустороннюю стратегическую концепцию, проложив путь к подлинной трансформации отношений, которые будут свободны от пустых деклараций и демонстративной риторики.

Такая концепция Россия-НАТО должна подкреплять взаимные обязательства сторон об отказе от ложных представлений об угрозах, представляемых Россией и НАТО друг для друга. В то же время, она должна обеспечивать разработку эффективных практических способов для налаживания сотрудничества в деле устранения общих угроз и проблем, которые могут появиться в будущем. По сути дела, Лиссабон должен вывести взаимоотношения Россия-НАТО на устойчивую, предсказуемую и надежную траекторию интеграции в общем евроатлантическом и евразийском сообществе безопасности.

Такое сообщество, идею которого предлагали основатели новой Европы в эпоху после холодной войны, а недавно вновь подтвердил президент Дмитрий Медведев в своей концепции новой евроатлантической архитектуры безопасности, так и не смогло укорениться за два десятилетия после падения Берлинской стены. Однако тот стратегический ландшафт, характер которого определяется жесткими мерами экономии после финансового кризиса, снижением оборонного потенциала и падением поддержки в обществе идеи проведения экспедиционных операций в будущем, усиливает необходимость создания обновленного сообщества безопасности.

В настоящее время  НАТО и Россия больше похожи на недовольных соседей, нежели на преданных партнеров. Практическое сотрудничество между ними по-прежнему ограничено, даже если судить по меркам 1990-х годов, когда они проводили совместные действия на Балканах. Уровень их взаимодействия и доверия остается низким.

Чтобы решить данные проблемы, в стратегическую концепцию Россия-НАТО необходимо включить пять элементов:

1. Принять многоуровневые меры повышения доверия, которые сосредоточены на возрождении важных элементов прозрачности Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Среди них должны быть особые меры наращивания многостороннего доверия, способствующие нормализации отношений России со всеми ее соседями на примере улучшения российско-польских и российско-норвежских отношений. И НАТО, и Россия должны отказаться от проведения крупных военных учений возле своих границ. НАТО должна предоставить заслуживающие доверия гарантии безопасности своим странам-членам из Центральной и Восточной Европы, но не путем многовариантного планирования действий против несуществующей российской угрозы, а за счет создания мер доверия с Россией.

2. Инициировать начало практического сотрудничества по одному из ключевых вопросов сегодняшнего дня — противоракетной обороне. Россия должна стать полноправной участницей данного сотрудничества между Соединенными Штатами и европейскими союзниками на всех уровнях. Более того, Россия и Соединенные Штаты должны пойти дальше в создании элементов глобальной системы ПРО за пределами Европы. А оценку общих угроз необходимо дополнить обменом информацией и техническим сотрудничеством.

3. Расширить сотрудничество в разработке системы региональной безопасности для Афганистана и его соседей. У России и НАТО общие озабоченности по поводу развития событий в Афганистане, особенно в условиях нынешних попыток создания стратегии политического примирения между различными афганскими группировками и подготовки приемлемой стратегии вывода из страны коалиционных сил во главе с НАТО. Россия уже вносит свой вклад в действия НАТО, обеспечивая наземные маршруты снабжения на севере, по которым сегодня осуществляется перевозка почти 50 % всех грузов для коалиционных сил, за исключением оружия и боеприпасов. НАТО и Организация Договора о коллективной безопасности должны наладить сотрудничество между собой, разработав для этого региона действенную стратегию по борьбе с наркотиками. Кроме того, Россия должна принимать участие в дискуссиях на тему устойчивых взаимоотношений региона с Афганистаном после ухода оттуда коалиционных сил. Москва должна также сохранить свой вклад в дело обучения и снабжения афганской армии и полиции.

4. Повысить уровень взаимодействия между Россией и НАТО. Сделать это можно за счет расширения программ контактов между военными, включая регулярные консультации и совместные учения. Всестороннее преобразование вооруженных сил, осуществляемое сегодня в России, создает возможности для укрепления взаимодействия с армиями западных стран. Американские и европейские вооруженные силы стали образцом для многих аспектов военной реформы в России – от создания профессионального сержантского корпуса до перехода к более децентрализованной структуре управления. Россия и НАТО должны также развивать совместные программы в области образования. В системе набора в военные вузы России наступила двухлетняя пауза, в связи с чем назрела необходимость в программах образовательного и языкового обмена для российских преподавателей и инструкторов в ведущих военных заведениях Запада. Это позволит сформировать новое поколение офицеров России и НАТО, лучше понимающих друг друга. И наконец, НАТО должна отказаться от своего нежелания осуществлять военно-техническое сотрудничество с Россией, начать гораздо более масштабное сотрудничество в области разработки совместных систем и приветствовать закупки Россией западной военной техники и технологий для внутренних потребностей модернизации. По состоянию на сегодняшний день примерно 30 % компонентов современных систем вооружений, закупаемых вооруженными силами России, поставляется иностранными производителями.

5. Реформировать Совет Россия-НАТО, превратив его во всеобъемлющий и объединенный орган, в котором все члены будут участвовать в своем национальном, внеблоковом качестве, и который будет иметь полномочия и возможности для принятия совместных решений по вопросам, вызывающим общий интерес и озабоченность. Во-первых, Совет Россия-НАТО необходимо переименовать, приведя его в большее соответствие с целевым форматом 29, и отказавшись от формата 28+1. Далее, если члены НАТО согласятся передать ему ряд функций в таких областях, как борьба с пиратством и гуманитарные операции, это поможет Совету Россия-НАТО превратиться из простого инструмента подержания отношений НАТО с Россией в механизм решения реальных проблем.

Лиссабон предоставляет уникальную возможность для достижения качественного улучшения в отношениях Россия-НАТО. Сегодня у них гораздо больше общих угроз и проблем, чем когда-либо прежде, и ресурсы обеих сторон ограничены. В то же время, «перезагрузка» в российско-американских отношениях и улучшение российско-польских отношений создает новую, позитивную атмосферу, в которой практическое сотрудничество можно перевести на более высокий уровень.

Вопрос о постепенном вхождении России в состав НАТО остается открытым. За и против такого предложения выдвигается масса практических и политических аргументов. Если смотреть на этот вопрос с позиции сегодняшних реалий, то перспектива членства России в НАТО выглядит весьма далекой, почти абстрактной. Но если дебаты на эту тему будут остановлены, то сторонам будет нанесен ущерб в плане политики и дипломатии. Имеющее собственную ценность прагматическое сотрудничество, по крайней мере, обеспечивает реальное продолжение этой дискуссии в позитивном духе.

Оксана Антоненко – старший научный сотрудник лондонского Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies).  Игорь Юргенс — председатель правления московского Института современного развития. Они соавторы доклада «Towards a NATO-Russia Strategic Concept: Ending Cold War Legacies: Facing New Threats Together» (Навстречу стратегической концепции Россия-НАТО: Покончить с наследием холодной войны; вместе встречать новые угрозы).