Публикации

Модернизация — это выбор в пользу комплексной трансформации институтов экономики, государства и общества

By 06.06.08 11 февраля, 2021 No Comments

Выступление Председателя Правления Института современного развития И.Юргенса на круглом столе «Финансирование инноваций и рынок венчурных инвестиций» в рамках XII Петербургского международного экономического форума

Нынешний, XII Петербургский международный экономический форум проходит в очень важный для нашей страны, для нашей экономики период. Без особой натяжки можно сказать, что российское государство находится сейчас «на развилке», стоит перед необходимостью выбора сценария развития страны на среднесрочную перспективу.

Результаты анализа, проделанного экспертами Института современного развития — а к этой работе были привлечены ведущие экономисты, представляющие разные научные школы и направления, — показывают, что так или иначе выбор будет делаться из четырех возможных сценариев.

Один из них — это сценарий инерционный, предполагающий отказ от каких-то значительных перемен; это своего рода движение по течению. Очевидно, что о стратегии развития в данном случае не может быть и речи. Такая политика предусматривает тактическое маневрирование между разными группами интересов с целью сохранения экономической и политической стабильности. Любые сколько-нибудь болезненные преобразования при этом откладываются на неопределенное будущее. И понятно, что при таком инерционном сценарии вопрос о стимулировании инноваций и венчурного бизнеса всегда будет оставаться где-то на периферии внимания.

То же самое можно сказать и о другом, близком по сути сценарии, который мы условно называем «рантье». Как понятно из названия, данный сценарий опирается на максимальное использование ренты от наших богатых природных ресурсов и ее перераспределение в форме социальных выплат населению и группам интересов. Очевидно, что приоритетом здесь пользуются отрасли, связанные с добычей и экспортом нефти, газа, металлов и т.д., а инновации опять-таки оказываются за бортом. Этот сценарий, пожалуй, носит наиболее рискованный характер, поскольку к рискам, связанным с возможностью изменения конъюнктуры на международных рынках, здесь прибавляется дальнейшее углубление нашего отставания от наиболее развитых стран мира в области развития «экономики знаний».

Третий сценарий представляет собой попытку преодоления этого отставания на традиционной российской мобилизационной основе. «Плюсы» и «минусы» такого развития тоже вполне очевидны. С одной стороны, государство концентрирует в своих руках ресурсы и направляет их на развитие ряда избранных приоритетных направлений экономики. Если приоритеты будут определены более или менее верно, то передовые отрасли экономики получат толчок к развитию. Но, с другой стороны, в мобилизационной экономике центр принятия экономических решений целиком переходит к бюрократическому аппарату, а гражданское общество и бизнес окончательно оттесняются в сторону. Будет ли в этом случае экономический климат в стране благоприятствовать развитию инноваций и венчурного бизнеса? Едва ли. Какой-то прогресс будет возможен только на стимулируемых государством приоритетных направлениях, а во всех остальных отраслях инициатива окажется задавленной, финансирование новых направлений будет возможно только «по указке сверху», и это приведет к сворачиванию активности бизнеса на новых направлениях. В конечном итоге мобилизационная экономика утратит гибкость, эластичность и окажется не в состоянии поспевать за теми переменами, которые постоянно порождает «экономика знаний». Выиграв в частностях, она проиграет в целом.

На самом деле серьезно говорить о развитии инноваций и венчурного бизнеса в России мы можем только в случае сознательного выбора государства в пользу четвертого сценария развития, который мы называем модернизационным.

Модернизация — это выбор в пользу комплексной трансформации институтов экономики, государства и общества, которая нацелена на достижение долгосрочных социально-экономических результатов и вывод страны в число лидеров в глобальном информационном обществе. Я подчеркиваю: модернизация обязательно предусматривает последовательное и глубокое реформирование экономических и государственных институтов, а также повышение роли гражданского общества.

Чтобы в полной мере раскрыть потенциал российской экономики, изменить надо многое. Нам нужны целенаправленное совершенствование законодательства, диверсификация экономики, демонополизация, создание институтов развития, отвечающих за инновации и инвестиции. Необходимо повысить уровень доверия граждан к органам государственного управления и создать условия, благоприятствующие раскрытию творческого потенциала человека. Все это — задачи, самым непосредственным образом связанные с решением проблем развития инновационных отраслей.

Да, сегодня в нашу экономику широким потоком идут иностранные инвестиции. Идут они, в первую очередь потому, что благоприятная для нас ситуация складывается на международных рынках. Но уповать на то, что эта конъюнктура будет сохраняться вечно, было бы, по меньшей мере, легкомысленно. Мы обязаны задумываться над тем, как повышать качество этих инвестиций — и над тем, как мы будем решать проблему привлечения инвестиций — в том числе, инвестиций в инновационные отрасли, — если конъюнктура изменится не в нашу пользу.

И в этом случае мы должны признать факт наличия в нашей экономике ряда внутренних ограничителей, которые будут откровенно препятствовать приходу инвестиций в инновационные отрасли. Здесь и низкий уровень эффективности нашей правовой системы, и недостаточная защищенность частной собственности, и распространенность представлений о всевластии российской коррупции, и многое, многое другое. То, что называется благоприятным инвестиционным климатом, предполагает высокий уровень доверия в отношениях бизнес-сообщества, государства и гражданского общества, а именно этого у нас и не хватает. И, соответственно, нельзя сводить разговор о развитии инновационных отраслей и венчурного бизнеса к одной только теме использования чисто экономического инструментария, совершенствования налогообложения, создания венчурных фондов и т.п. Совершенно необходимо смотреть на проблему шире, включать экономические вопросы в широкий общественно-политический контекст.

Как мне представляется, сегодня мы получаем от нашего государства сигналы, свидетельствующие о серьезности намерения власти улучшать общий инвестиционный климат именно на почве укрепления доверия с бизнес-сообществом. Так, например, 19 мая новый Президент страны Д.А.Медведев подписал указ «О мерах по противодействию коррупции», предусматривающий создание специального Совета при Президенте по противодействию коррупции. Уже на следующий день, 20 мая, прозвучало новое важнейшее заявление Президента о необходимости реформирования судебной системы с тем, чтобы на деле добиться независимости наших судов. Проходит еще 10 дней, и первый вице-премьер нового Правительства Игорь Шувалов сообщает о том, что Правительство РФ подготовило пакет антирейдерских законов. И хотя понятно, что одно только административное регулирование эту проблему не решит, что бизнес должен располагать реально действующими институтами саморегуляции (например, в форме третейских судов), уже сама по себе нацеленность правительства на решение серьезнейшей проблемы рейдерства очень важна. И общее направление перечисленных сигналов, исходящих от власти, можно только приветствовать.

Однако, какими бы хорошими и правильными ни были намерения власти, все это — лишь одна сторона дела. Если мы будем ждать решения проблем коррупции, охраны прав собственности, обеспечения должного функционирования судебной системы и т.д. исключительно от государства, то ничего хорошего не выйдет. Перекладывая ответственность за все это на власть, мы получим только очередную гипертрофию государства со всеми вытекающими последствиями.

В условиях модернизации роль государства в общественных и экономических процессах заключается в обеспечении верховенства законов, понимаемых и принимаемых всем обществом. А для этого нам необходим равноправный конструктивный диалог государства, общества и бизнеса по ключевым вопросам общественного развития. Именно результаты этого диалога должны ложиться в основу принимаемых нормативных решений. Благие намерения обязательно должны опираться на реальную общественную поддержку.

Проведение в жизнь стратегии модернизации неизбежно потребует принятия, в том числе, и непопулярных решений. А это означает, что мы с вами обязаны серьезное внимание уделить вопросу обеспечения общественной поддержки предлагаемых мер. С одной стороны, общественные группы, выигрывающие от модернизации, должны широко вовлекаться и в общественно-политические дискуссии, и в сам процесс реализации принимаемых решений. С другой стороны, для проигрывающих групп необходимо заблаговременно предусмотреть адекватные способы компенсации их потерь — как материальных, так и моральных, — что позволит снизить уровень противодействия преобразованиям «снизу».

Только так, опираясь на гражданское общество, тщательно просчитывая социальные последствия принимаемых решений и играя на опережение, мы сможем войти в сценарий модернизации. Действовать таким образом, конечно, гораздо труднее, чем перекладывать всю полноту ответственности за экономическое развитие на плечи государства. Но открывающиеся перспективы того стоят. Стратегия модернизации — это наш шанс прорыва в будущее, и мы обязаны его использовать.