Публикации

Е. Гонтмахер. МЫ — СЛОВНО «ТИТАНИК», КОТОРЫЙ ЕЛЕ ДЕРЖИТСЯ НА ПЛАВУ.

By 18.06.11 22 января, 2021 No Comments

Если не сломать эти тенденции, которые сейчас уже довольно четко обозначены, то с Россией, может быть, ничего трагичного и не произойдет. Но из-за обескровливания общества Россия достаточно быстро придет к очень простой схеме — станет, как очень правильно сказал Александр Аузан, «скучной страной». Основная часть собственности при этом будет принадлежать тем нашим людям, которые живут за границей, а кто останется жить здесь, будут скорее всего делиться на две категории: тех, кто охраняет эту не свою собственность, и большое количество гастарбайтеров, привлекаемых к самым непривлекательным работам. Ну, еще, наверное, будут и те, кто продолжит ждать милостей, то есть раздачи, от собственность имущих.

Страна и в самом деле становится мало привлекательной для нормального бизнеса, для жизни как раз тех людей, которые в конце концов уезжают отсюда. И эта очередная волна эмиграции для нашего достоинства как нации неприемлема.

Если пытаться что-то менять, то в первую очередь, я глубоко убежден, нужны процессы не экономические, хотя для развития бизнеса, для развития страны это крайне важно, а инициативы, связанные с моралью. Общественной, просто человеческой. У нас нет диалога власти и общества. И даже самые хорошие побуждения, идеи, идущие сверху, не реализуются, мы постоянно видим, как они извращаются, игнорируются практикой мелких чиновников.

Плюс к тому — люди уверены в том, что государство, чтобы оно ни делало, им не на пользу. И этот заведомо плохой настрой ко всему, что делается, не помогает исправлению ошибок, а наоборот, вредит — общество все больше приучается жить не по закону, а по каким-то понятиям. Связь между обществом и властью утеряна, и люди не видят во власти продолжения самих себя.

Возобновление диалога между теми, кто сверху, и теми, кто снизу, важно не столько в политическом смысле, кого власть захочет услышать — правых или левых, а с точки зрения обыденной жизни. И, мне кажется, здесь надо вести разговоры не только о таких популистских вещах, как отказ от мигалок или, скажем, на чьи деньги построены загородные дворцы… Нет, нужно найти золотую середину между тем, что есть сейчас, когда власть, обслуживающая достаточно узкий круг чиновников, отгородилась от людей барьером непонимания и недоверия, и показным популизмом, который, как правило, приобретает размах в предвыборный период.

Здесь нужен другой градус дискуссий. Надо находить мосты для взаимного понимания, для того, чтобы работать над судьбой страны вместе.

Власть должна признать публично, что ситуация сегодня тяжелая, кризисная, и даже очень маленький объем социальных обязательств будет все равно слишком большим для нашей экономики. А нас же, наоборот, заверяют, что кризис прошел, мы уверенно идем вперед и т.д. Хотя на самом деле отток капитала и людей означает, что Россия погружается, как «Титаник». Низовая критика готовит общество для того, чтобы вместе обсуждать и принимать решения, причем с открытыми картами. Все эти закрытые бюджеты госкорпораций, эти госзакупки всех безумно раздражают.

В этом смысле Навальный делает очень большое дело. К нему можно по-разному относиться, но именно он в последнее время публично показывает примеры абсурда власти. Хотя зачастую весь этот бред, возможно, происходит и не по причине потенциального чиновного воровства. А просто потому, что власть имущие потеряли представление о действительности.

Общество наше доведено последними годами до довольно существенной интеллектуальной деградации. И я имею в виду не простых людей, рабочих и деревенских жителей, речь о нашей элите, образованных людях, имеющих хорошее образование и семейные традиции интеллигентности. Но если почитать, что они пишут, что говорят в ответ на такие, я бы сказал, самые наивные, примитивные обращения к власти, то диву даешься. Например, перенести столицу России из Москвы во Владивосток. Это же как претензия на изобретение вечного двигателя, заведомо неприемлемое! А потом господин Воронин, замминистра из Минздрава, говорит, что, мол, мы в нашем министерстве знаем, что с пенсиями нужно делать, а эксперты что-то там непрофессиональное утверждают, не могут ничего предложить. Если это и так, то виноваты власти, а не эксперты. Потому что долгие годы к мнению экспертов не прислушивались, а теперь оказалось, что и обсуждать не с кем: кто-то из экспертов занялся другими вопросами, кто-то уехал…

Первый этап в этом диалоге, в этом партнерстве будет достаточно сложным: появится очень много негатива с двух сторон, ведь власть не привыкла быть обнаженной, а народ не привык к тому, что он должен взять на себя хотя бы часть ответственности за страну.

Но все равно надо начинать. Я в этом убежден. Поэтому институт партнерства, который в России почти не существовал, сейчас надо срочно выстраивать. Попытка партнерства была очень короткий период «в конце Горбачева» и «в начале Ельцина», до октября 1993 года, когда стали стрелять по парламенту. А потом пошла «камерная политика», которая к народу не имеет никакого отношения.

Именно в процессе диалога выявится, что нужно делать в экономике, а что — в социалке. Например, сейчас можно много говорить о том, что нужно менять закон о выборах, — да, нужно, допустим, поменяем, а дальше что? Все равно без нового типа взаимоотношений власти и общества все будет зависеть от административного ресурса.

Есть ли выход из почти патовой ситуации? Он должен быть, эту ситуацию можно воспринимать как вызов для нашей правящей элиты. В противном случае эта элита подпишет тем самым приговор России — большой стране, которая играет существенную, а вовсе не второстепенную роль в жизни мира. Я не говорю о крайних вариантах революций, это маловероятно, потому что у людей исчерпалась жизненная, общественная энергия, заканчивается вера даже в себя. А если ты не веришь в себя, какие уж там митинги?

Я поклонник демократии, но в нашей ситуации авторитарного тупика, в котором мы оказались, когда власть и общество просто не слышат друг друга, инициативу должна проявить власть. Если сможет. Потому что, если все-таки проявит инициативу наше нынешнее общество (а это, повторюсь, маловероятно), это уже будет не скучная страна. Будет очень горячо, а этого, я думаю, вряд ли хочется и либералам, и левым, и консерваторам.

Есть ли симптомы того, что власть понимает необходимость этой инициативы? Это мы сможем оценить только после марта следующего года, когда уже не будет нужна предвыборная риторика. Вот потом и посмотрим. Тогда от правящей команды должны будут выбросить на обсуждение, с одной стороны, идеологические, а с другой — конкретные вещи. Но и здесь важно не столько то, что будет предложено, а какие средства коммуникации с обществом будут сформированы после марта 2012 года. Есть такая очень интересная штука, которая называется уверенностью в завтрашнем дне. Перед кризисом 2008 года индекс уверенности в завтрашнем дне был очень высок. А потом люди поняли, что из кризиса мы не выходим, что та ситуация, которая была до 2007 года, не вернется. Эта потеря уверенности в завтрашнем дне — главный факт нашей жизни. Люди устали от того, что их не слышат.

https://www.ng.ru/ng_politics/2011-06-21/15_titanic.html