Публикации

С. Кулик. «Саммит демократии»

By 08.02.21 12 февраля, 2021 No Comments

В своей программной речи для американских дипломатов 4 февраля президент США Дж. Байден проинформировал, что успел переговорить с рядом руководителей стран из числа американских союзников и близких партнеров. В том числе касательно «изменений в практике сотрудничества» и «восстановления мускулатуры демократических альянсов, которая атрофировалась за последние годы». И поконкретнее: «Когда в начале работы моей администрации мы примем у себя «Саммит демократии» (Summit of Democracy), чтобы сплотить страны мира для защиты демократии глобально и повернуть вспять продвижение авторитаризма, такие усилия по укреплению наших собственных основ сделают нас более надежным партнером». Не трудно заметить, что среди главных мотивов этого мероприятия видится его использование в качестве важного инструмента укрепления союзнической и партнерской сетей Соединенных Штатов и возвращения там своего главенства.

Мы уже останавливались на задумке новоизбранного президента США организовать «Саммит для демократий» в материале «Альянсы демократий и не только» за 1 декабря. В числе главных целей саммита, как было сказано на предвыборном сайте, «укрепить дух и общую цель наций свободного мира». В материале отмечалось, что эти призывы к «саммиту» и к восстановлению связей с союзниками и ведущими партнерами — отнюдь не популизм, а понимание настроений как американского истеблишмента, так и своих союзников. Вместе с отражением серьезных намерений и в этой сфере переписать «наследство» Трампа, заполучив обратно пальму мирового первенства.

До и в первые недели после выборов в комментариях американских экспертов по поводу этой идеи был заметен позитивный настрой. Критические стрелы по разным мотивам и с разными доводами запускались в основном с другой стороны Атлантики.

Ситуация стала меняться после известного штурма Капитолия сторонниками Д. Трампа 6 января — появились даже призывы к команде готовившегося к инаугурации Дж. Байдена забыть об этой идее. Основной посыл — Соединенным Штатам лучше начать с уборки в собственном доме и только потом думать о своевременности и пользе таких форумов с претензиями на то, чтобы поучать другие демократии.

При оценке хода подготовки и проведения саммита стоит заметить, что и до январских событий просчитывались некоторые важные риски для Дж. Байдена. Перед организаторами стоит весьма сложная задачка по формированию повестки. Прежде всего, о списке приглашаемых руководителей государств. Если, к примеру, речь идет о Венгрии, Турции или Бразилии, которых многие страны критикуют за «отход от демократии», то они могут не вполне вписаться в повестку и цели мероприятия.

Если же ограничиться более компактной группой стран, то возможен вариант удовлетвориться списком «развитых экономик» с охватом лишь членов Организации экономического сотрудничества и развития. В этом случае больше шансов на минимизацию трений. Но тогда оставшиеся за бортом союзники и близкие партнеры Вашингтона могут всерьез обидеться и начать посматривать в другую сторону — не дай Бог, Пекина.

Еще одним крупным риском считается вероятность более четкого закрепления разделения мира на две группы государств. С неприятными следствиями для сотрудничества во многих областях и в купировании глобальных угроз. Тем более, что при таком разделении по ту сторону надолго останутся Россия и Китай. Пока глобализацию и требующие активного взаимодействия общие проблемы никто не отменял. К тому же, записывая на саммите одни страны в перечень демократий, а остальные относя к числу авторитарных или диктатур, Соединенные Штаты будут чувствовать себя совсем не комфортно, скажем, в ООН или в «Группе двадцати» ведущих экономик мира. К тому же, если рассуждать о «демократии», то стоило бы применять ее принципы к институтам глобального управления, каковыми являются в том числе ООН и неформальная «двадцатка» — без какого-то бы руководства одного члена или участника.

В общем, при анализе саммита к Белому дому обращен запрос об адекватном понимании воздействия на сотрудничество с Россией или Китаем в преодолении глобальных вызовов (той же пандемии или климатических перемен), если их по критерию «демократия-авторитаризм» поставить по другую сторону баррикад.

Однако ключевым риском для продуктивного саммита выдвигается потеря Соединенными Штатами роли эталона демократии и безусловного лидера «демократического мира». Сторонники этой точки зрения особо упирают на наследие Д. Трампа: страна разделена так явно впервые со времен Гражданской войны середины позапрошлого века, с опасным противостоянием по расовым мотивам. К тому же часто вспоминается о его очевидных симпатиях к руководителям, которые в США и на Западе воспринимаются большинством как авторитарные. Получается, что страна не подготовлена к организации продуктивного саммита.

Отсюда очередной вопрос к инициаторам саммита заключается в степени готовности других ведущих игроков и даже союзников прислушиваться к американским призывам защищать демократию и показывать пример другим. Не удивительно, что Дж. Байден считает убедительный ответ на этот вопрос ключевой задачей. Это ощущалось и в его речи перед дипломатами.

Эти риски президентская команда пытается минимизировать, размышляя о вариантах программы. Пока конкретная программа не обозначена (во всяком случае, в публичном поле), но стоит выделить один нюанс. Как мы выше обозначили, в нынешнем выступлении президента США речь идет о «Саммите демократии» (Summit of Democracy), а в его предвыборных тезисах — о «Саммите за демократию» (Summit for Democracy). Можно сразу почувствовать разницу: если в первом случае, скорее всего, подразумевается встреча демократических государств, то во втором — намерения не исключают более широкий формат для обсуждения вызовов для демократии во всем мире. Оба варианта, в свою очередь, дают свои коридоры для формирования повестки и списка приглашенных. Все же, повторим, нужно обратить внимание на новый, более «разделительный», акцент (если это ошибка, то она не удалена хотя бы из текста на сайте госдепартамента).

Однако, в любом варианте команда Дж. Байдена, скорее всего, оставит в программке несколько позиций, обозначенных в планах Дж. Байдена, в том числе на предвыборном сайте BidenHarris. Там особое место уделено активному и широкому привлечению неправительственных организаций. И здесь у организаторов больше свободы для маневра, чем в случае со списком приглашаемых государств — могут быть охвачены видные НКО в том числе из т.н. «недемократических» государств. С фиксацией «огромной роли» неправительственных организаций в развитии многих сфер общественной жизни и в решении ряда международных проблем. С налаживанием более тесного диалога и расширением повесток сотрудничества между государствами и НКО или внутри неправительственного лагеря.

Следующий посыл: пригласить технологических гигантов (прежде всего, естественно, американских) и крупные социальные сети, таким образом, активнее вовлекая их мощные ресурсы в решение глобальных проблем. Здесь упор предлагается сделать на неиспользование ими своих мощных платформ в интересах авторитарных государств, для усиления репрессий в Китае и везде, для разжигания разных фобий и т.д., на осознании ими всей ответственности за защиту «открытых обществ», демократии и т.п. Привлекает внимание и намерение подтянуть частный сектор в целом для участия в реализации тех же задач, а также, по-видимому, для содействия неправительственным акторам в сопротивлении авторитарным трендам и защите демократических ценностей по всему миру.

В выступлении Дж. Байдена не прозвучали рецепты повышения готовности потенциальных участников саммита следовать за Соединенными Штатами в деле защиты демократии и открытого общества. Не шла речь и о продуктивном сочетании конфликтности с «авторитарными» Россией и Китаем с сотрудничеством по купированию глобальных вызовов — тех же пандемии и климатических перемен. Впрочем, контуры возможных развязок в выступлении были обозначены: Вашингтон не откажется от давления на Москву и Пекин по поводу нарушения прав человека и т.п., вплоть до расширения санкций, но будет пытаться находить компромиссы там, где это диктуется общими и глобальными угрозами. Хотя, впрочем, такой подход не отличается новшеством — и применялся двумя предшественниками нынешнего президента. Когда уже начали обозначаться высокие геополитические и ценностные перегородки, а Россия с Китаем продолжали идти навстречу в попытках разрешения общих глобальных вызовов.

Сергей Кулик