Публикации

С. Кулик. Удача Пекина

By 19.11.20 20 ноября, 2020 No Comments

В воскресенье, 15 ноября, во Вьетнаме на саммите Ассоциации Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в режиме онлайн подписано соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве (ВРЭП). Подписано 15 государствами Азиатско-тихоокеанского региона (АТР), включая 10 членов АСЕАН. А это примерно треть населения Земли с такой же долей мирового ВВП.

Соглашение знаковое. Оно образует крупнейшую в истории (по людскому потенциалу) зону свободной торговли (ЗСТ). В нем участвует Китай при отсутствии США. Впервые в одной ЗСТ собираются ведущие экономики АТР — Китай, Япония и Южная Корея.

Без США и Индии роль Пекина в этом формате, да и на всем торгово-экономическом пространстве региона, укрепляется. В ВРЭП Китай — самый весомый игрок, а документ парафировали как его тесные партнеры (Камбоджа), так и оппоненты с весьма прохладными отношениями (Австралия, Япония и многие другие). Индия участвовала в переговорах, но затем от них отказалась, в том числе из-за китайского фактора.

Соглашение предлагает существенный импульс для тесного сотрудничества и заметное воздействие на глобальные торгово-экономические процессы. Согласно документу, в ближайшие пару десятилетий отменяются импортные пошлины на целый ряд промышленных товаров, но эта преференция не затронет сельскохозяйственный сектор; отмена или существенное уменьшение тарифов коснется более 90% товарных позиций.

Намечена определенная либерализация услуг в IT-индустрии и в финансовых делах. Появление единых правил происхождения товаров видится одним из самых главных достижений переговоров: к примеру, отныне у произведенного участником соглашения промышленного товара не будет препятствий для экспорта во все страны-подписанты.

Предусмотрены новые правила в электронной торговле, рабочей миграции и др. Модернизируются правила по охране интеллектуальной собственности.

Документ — очевидная удача Пекина, а отчасти даже результат везения. В последнее время нараставшее в регионе раздражение наступательной поступью Китая, включая его территориальные претензии, продолжилось широким недовольством в связи с возникновением пандемии (с быстрыми и довольно эффективными контрмерами — в отличие от большинства стран). Заметное влияние на антикитайские сантименты оказала администрация Д. Трампа, мобилизовавшая свои политические и медиа-ресурсы. Достаточно хотя бы ознакомиться с опросами общественности и экспертов в основной группе стран-участников партнерства.

Впрочем, за удачу Пекину стоит во многом поблагодарить Д. Трампа. Переговоры о ВРЭП шли трудно 8 лет, не раз прерывались с пересмотрами повестки. Одновременно проходил процесс образования Транстихоокеанского партнерства (ТТП) с более амбициозной и либеральной повесткой ЗСТ — при лидерстве США и без вовлечения Китая. Более того, одна из ключевых задач ТПП состояла как раз в противодействии КНР.

Хотя ВРЭП запускался больше по инициативе АСЕАН, Пекин сумел взять на себя кураторство проекта. Но это усложнило переговорный процесс, в успешности которого многие засомневались еще до подписания ТПП.

Транстихоокеанское партнерство, как один из главных приоритетов Б. Обамы во внешних делах, было заключено в 2016 г. странами АТР, многие из которых стали сейчас участниками ВРЭП. Веры в первое после этого события стало еще меньше.

Однако в 2017 г. новый хозяин Белого дома, выражая очевидную симпатию к двусторонним, а не многосторонним форматам и не без умысла больно задеть Б. Обаму, вышел из партнерства. Другие участники, крайне раздраженные, через год подписали модернизированное Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнерства — с незначительными отличиями от ТПП. Выход США из конкурирующего проекта облегчил продвижение ВРЭП. Роль «попутного ветра» сыграла пандемия с ее воздействием на глобальную экономику, финансы и торговлю. Китай сумел с помощью разных инструментов вместе со своими сторонниками закрепить в регионе мнение о том, что ВРЭП с его участием способен предложить новую повестку и эффективный механизм для выхода из текущих неудач.

Вместе с этим подписание соглашения засвидетельствовало, что в условиях повсеместного экономического и торгового спада и растущей критики глобализации многие государства АТР все же сохраняют симпатии к многосторонним торгово-экономические форматам. А в таких форматах не стоит, как в истории с ТПП, пренебрегать Китаем, который в очень непростых условиях пандемии усилил контроль за важными региональными потоками.

Соглашение, по замыслу Пекина, призвано показать, что именно он является главным «хранителем» многосторонней торговли в АТР. А Соединенные Штаты, в свою очередь, уступают эту роль из-за не только в силу отказа от ТПП, но и из-за предпочтения двусторонних треков, введения жестких торговых мер против таких стран, как Таиланд (не говоря о Китае) и расширения расследований касательно «неправильного» поведения партнеров в торговле (Индонезия или Вьетнам).

В этой связи заметим, что такое «наследство» Д. Трампа и возникшая ситуация с ВРЭП вряд ли устраивают нового хозяина Белого дома. Тем более, что ТПП, повторим, было в приоритетах администрации Б. Обамы, где Дж. Байден отработал вице-президентом, открыто поддерживая идею Партнерства.

Тем не менее, скорее всего, запущенный маховик и позиция Капитолия, учитывающая мнения во многих избирательных округах, близких к настрою Д. Трампа по этим делам, затруднят выправление ситуации. По всей видимости, хотя бы для начала, новая администрация ослабит или даже прекратит чрезмерную агрессивность, присущую уходящему президенту в региональных торговых отношениях.

В целом же вовсе не обязательно, что Дж. Байден вернется к идее ТПП. Несмотря на то, что ВРЭП засвидетельствовало, что американские традиционные партнеры уже действуют без особой оглядки на Вашингтон в многосторонних торгово-экономических делах. А это очевидное новшество для американцев как давних «кураторов» АТР.

Возвращаясь к Китаю: для него, естественно, не все так радужно. Не стоит забывать, что соглашение является определенным компромиссом, и все стороны, естественно, стараются руководствоваться своими интересами. Так, члены АСЕАН постараются расширить у себя присутствие транснациональных компаний, имеющих дела в Китае, но озабоченных его возрастающей конфликтностью с США и усилением в Пекине прессинга на зарубежный бизнес. Соглашение, как надеются в АСЕАН, также быстрее подтолкнет транснациональные компании северо-востока (Японии и Южной Кореи) к активизации работы на юго-востоке. В свою очередь, транснациональным компаниям будет легче дрейфовать между США и Китаем, играя на их растущих противоречиях и используя возможности ВРЭП.

России же пока особенно не стоит рассчитывать на дивиденды от соглашения. Ей все еще мало чем можно похвастаться в торгово-экономических контактах в АТР при очевидно недостаточной номенклатуре товаров и услуг. Интерес партнеров к нашим проектам и инвестиционным предложениям оставляет желать лучшего. Евразийскому экономическому союзу под российским крылом удалось заключить только два соглашения о ЗСТ в регионе — с Вьетнамом и Сингапуром и одно непреференциальное торговое — с Китаем.

Да Москву и не зазывали на переговоры по ВРЭП. После подписания документа возможность приглашения присоединиться к ЗСТ также не просматривается.

Впрочем, с учетом российского потенциала стоит весьма скептически и взвешенно оценивать потребность в создании ЗСТ в этом регионе с нашим участием и, следовательно, в присоединении к ВРЭП. Даже с получением приглашения. Не удивительно, что отечественный экспертный энтузиазм по этому поводу заметно ослабел.

Наше неучастие в ВРЭП подталкивает отечественных специалистов к более внимательному анализу его плюсов и минусов с точки зрения российских интересов. Например, анализу грядущих перемен в торгово-экономическом настрое Пекина на российском треке.

Китай, скорее всего, будет бросать больше сил на укрепление позиций к югу и востоку от своих границ и на закреплении лидерства в образуемой ЗСТ. На этом направлении он также постарается расширить свои ниши в цепочках добавленной стоимости и в продуктах высокого передела в самой зоне. Заинтересованность Пекина в подключении России к таким ЦДС и продуктам, и ранее довольно слабая, будет и дальше испаряться. А ведь после перетрясок наших отношений с Западом и особенно Евросоюзом Москва очень надеялась прежде всего Китай как на лекарство от «нефтяной иглы», на помощника в промышленном и технологическом обновлении. На деле же может получиться, что ВРЭП повысит долю именно «сырьевого участия» России в АТР.

Сергей Кулик