Публикации

Внешние условия развития Российской Федерации в 2007 – 2017 гг. Европейское направление

By 03.07.08 10 февраля, 2021 No Comments

Введение.

Важнейшим фактором, влияющим на современные международные отношения России на европейском направлении и их перспективы, является географическое расположение страны и особенности ее населения. Исторически, наряду с религиозным фактором, оно стало определяющим в формировании ее цивилизационной идентичности. Вместе с тем, современный уровень экономического и общественного развития России, а также экспортный потенциал российской экономики дают возможность большей, чем прежде гибкости при определении стратегических приоритетов и географических направлений национальной внешней политики.
Важным элементом выработки национальной стратегии является оценка перспектив развития ситуации в конкретной региональной среде. В Европе к западу от России эта ситуация в основном определяется состоянием и эволюцией ведущих государств, Европейского союза, а также – в меньшей степени – НАТО.

Имеются серьезные основания считать, что в настоящее время политический проект Европейского союза находится в состоянии системного кризиса развития, который может привести к качественным изменениям всей политико-экономической системы современной Европы ЕС.
Можно выделить четыре проблемы стратегического характера, с которыми сталкивается Европейский союз, решение которых в настоящий момент не просматривается:

  1. Отсутствие даже приблизительного общего видения стратегических целей развития «европейского проекта» (ЕС достиг всех своих основных целей, не вступающих в противоречие с базовыми суверенными правами стран-членов);
  2. Низкая экономическая эффективность ныне превалирующей модели развития большинства европейских стран;
  3. Снижение уровня доверия в отношениях между странами-членами, с одной стороны, и странами-членами и наднациональными органами Евросоюза – с другой. Одним из проявлений этой тенденции является т.н. «дефицит демократии» — выключенность граждан ЕС из все большего спектра политических и экономических решений;
  4. Существенное ослабление качества и эффективности управления на уровне Европейского союза.

1. Общая характеристика.

1.1. Политическое положение и вес ЕС в современном мире превосходит реальные (экономические и военно-политические) возможности Евросоюза. В этом отношении деятельность ЕС на международной арене, особенно в экономической сфере, можно считать достаточно эффективной. Вместе с тем, Европейский союз не может претендовать на полностью самостоятельную роль в современных международных отношениях вследствие крайней слабости силового элемента и неспособности к формулированию единой внешней политики и даже общего видения.
Современное положение ЕС в мире характеризуется следующими признаками:

  1. Европейский союз, наряду с ведущими странами ЕС – Великобританией, Германией, Италией и Францией – участвует в деятельности самых авторитетных международных форумов, например «Большой восьмерки»;
  2. Географически позиции ЕС относительно сильны в ряде районов Африки, особенно Северо-западной и центральной части;
  3. ЕС пытается выступать в качестве мягкого конкурента США по ряду острых международно-политических ситуаций, таких, как вопросы ближневосточного урегулирования и в определенной степени иракская проблема;
  4. Европейский союз выстраивает конструктивные партнерские отношения с Китаем, не увязывая перспективы экономического сотрудничества с приоритетами «ценностного» ряда;
  5. На своей ближайшей периферии ЕС относительно успешно продвигает свое видение и дизайн политико-правовых и экономических отношений с соседями.

1.2. Экономические показатели развития ЕС характеризуются как правило устойчиво низким экономическим ростом (среднегодовые темпы 1 – 1.6 %) и высокой застойной безработицей. При этом в новых странах-членах темпы экономического роста выше и достигают 3.2 %. Европейский союз занимает порядка 1/5 от общего объема мировой торговли товарами и услугами, хотя его население составляет всего 7 % от населения Земли. Из 100 лидирующих мировых компаний 32 – европейские. Экономику ЕС отличают следующие тенденции:

  1. Резкое увеличение в ЕС, в результате расширения в 2004 г., количества стран с отстающей экономикой;
  2. Сохранение в среднесрочной перспективе высокого уровня расходов бюджета ЕС на поддержку сельскохозяйственного сектора (до 40 %). Попытка снизить эти расходы была предпринята в 2005 г., но была уверенно заблокирована Францией (получает 60 % сельхоздотаций ЕС);
  3. Провал в реализации т.н. «Лиссабонской стратегии» — программы становления ЕС в качестве самой динамичной и конкурентоспособной экономики в мире, основанной на знаниях;
  4. Качественное отставание в сфере исследований и высоких технологий. В настоящее время ЕС тратит меньше 2 % ВВП на данную область экономики (США и Япония порядка 3 %). Затраты на развитие информационных и коммуникационных технологий составляют в ЕС 6.93 % ВВП, при 8.22 % в США и 8.98 % в Японии.

1.3. В военно-политическом отношении Европейский союз не является самостоятельным участником международных отношений и не может составить альтернативы традиционным или нарождающимся центрам силы.

  1. Планы создания Общей внешней и оборонной политики (ОВПБ) остаются пока преимущественно «на бумаге»;
  2. За исключением двух стран-членов ЕС (Великобритания и Франция), вооруженные силы государств Евросоюза не представляют собой серьезной величины. Военные расходы в странах ЕС составляют максимум 2.6% и 2.4% ВВП (Франция и Великобритания – 40 % всех оборонных расходов в ЕС) при расходах в большинстве стран-членов менее 1.5 % ВВП. Расходы такого члена ЕС как Германия, например, составляют всего 24 млрд. Евро в год (США – 382 млрд. долл.);
  3. Военные расходы стран ЕС в области исследований и технологий (на одного бойца) составляют в среднем 4 000 долл. (США – 28 000 долл.), а в части снаряжения – 14 000 долл. (США – 44 000 долл.);
  4. В результате, Европейский союз не представляет собой самостоятельной единицы в условиях усиления силового элемента в международной политике. По сути дела, современная Европа обладает вооруженными силами, не способными вести военные действия за исключением миротворческих операций;
  5. Отсутствие единства позиций большинства «старых» и «новых» стран-членов ЕС по отношению к самым насущным вопросам мировой политики, проявившееся особенно в период подготовки вторжения США в Ирак в 2003 году.

1.4. Состояние интеграционного процесса, который является на протяжении последних 50 лет главным содержанием европейской политики, можно охарактеризовать как кризисное (после серьезных успехов, достигнутых после 1986 г.).

  1. Законченной формой интеграционных отношений может в настоящее время может считаться только формирование таможенного союза + экономический и валютный союз 12 стран. Такие важнейшие вопросы, как социальная политика и регулирование трудовых отношений (весь социальный блок) находятся в компетенции национальных властей стран-членов;
  2. «Договор, учреждающий Конституцию для Европы» (Конституция) мертв и его возвращение к жизни не представляется возможным;
  3. Отсутствует перспектива, в ближайшие 6 – 10 лет, возникновения т.н. «федеральной Европы» т.е. реального политического союза;
  4. Налицо неготовность ЕС сформулировать стратегическую задачу развития интеграционного проекта, результатом чего становится поиск тактических решений, которые должны успокоить общественное мнение;
  5. В результате расширения ЕС в 2004 г. резко возросла гетерогенность Евросоюза по целому ряду параметров: размерам, уровням экономического развития, состоянию систем рыночной экономики и демократии, географическому положению;
  6. Идет формирование региональных политических и экономических группировок;
  7. Появляется теоретическая возможность дальнейшего политического раскола ЕС при сохранении общего экономического пространства в базовых областях интеграции;
  8. Налицо тенденция к усилению элементов межгосударственного сотрудничества, повышению роли национальных правительств и парламентов за счет авторитета и реальных полномочий наднациональных органов.

Вместе с тем, может быть вычленен определенный «объем интеграции», эрозия которого возможна только в случае обстоятельств действительно чрезвычайного характера. К таким элементам относятся, в первую очередь, таможенный союз, зона свободной торговли в пределах Общего рынка и, для стран-участниц, валютный союз.

2. Эволюция отношений с Россией.

2.1. Политические отношения России и ЕС характеризуются сочетанием дружественного характера и низкой степенью реального сотрудничества, сильны элементы конкуренции. Примерами различных интересов сторон в последние несколько лет стали:

  1. Ситуация вокруг Калининградской области РФ (2002 г.);
  2. Отношение и действия сторон в ходе выборов на Украине (2004 г.);
  3. Позиции по вопросу энергетического сотрудничества (2006 г.);
  4. Отношение к т.н. «замороженным» конфликтам на территории СНГ и, в особенности, в регионе Приднестровья (2003 – 2006 гг.);
  5. Острая конкуренция вокруг попытки ЕС использовать переговоры о вступлении РФ в ВТО с целью добиться отмены компенсационных сборов и платежей за пролеты по транссибирскому маршруту и снизить и так невысокие дотации российскому сельскому хозяйству (2003 – 2006 гг.).

2.2. Такая характеристика отношений связана с неготовностью России и ЕС согласовать базовые принципы отношений применительно к потенциально спорным вопросам и устойчивыми попытками перенести центр тяжести отношений в область технического взаимодействия на низовом уровне.

2.3. В торгово-экономическом отношении Европейский союз (страны Общего рынка) является сейчас главным внешним партнером России. По последним официальным данным, доля ЕС в российском экспорте составляет порядка 50 %, а в импорте – около 40 %. Вместе с тем, порядка 57 % российского экспорта в страны ЕС составляют природные энергоресурсы (нефть и газ), а большая часть остального экспорта приходится на продукцию сельского хозяйства (4 %) и химической промышленности (4%). Можно прогнозировать уменьшение доли ЕС во внешнеторговом обороте России за счет смещение российской торговли в сторону Азии.
2.4. Ключевым компонентом взаимозависимости России и ЕС является в настоящее время энергетика. Россия остается главным поставщиком энергоресурсов в страны Евросоюза 25 (40 % потребления газа в ЕС, достигающие 100 % внутреннего потребления в ряде стран-членов). Сокращения доли России в энергетическом обеспечении стран ЕС не предвидится.
2.5. Политико-правовая база и философия отношений между Россией и ЕС – Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (1994 г.) и Дорожные карты «общих пространств» России и ЕС (2005 г.) – была сформирована в период относительной силы Европейского союза, экономической и бюрократической слабости России, лидерства Брюсселя в переговорном процессе и до оформления новой роли России на международной арене, основанной на активном использовании своих энергетических ресурсов и более активной и организованной внешней политики.
Большая часть совместных планов на ближайшие несколько лет выстроена на основе принципа приближения России к нормам и требованиям ЕС в сфере регулирования экономической деятельности. Неясно насколько жизнеспособна подобная модель сотрудничества.
2.6. В период после 2007 г. развитие отношений между Россией и ЕС будет во многом зависеть от формата политико-правовых отношений, к обсуждению которого стороны приступили в связи с истечением срока действия СПС 1994 года. В этом отношении формат и структура новой политико-правовой базы отношений могут иметь важное значение, которое, однако, не стоит абсолютизировать.

3. Основные векторы и сценарии развития к 2017 году.

3.1. Будущее ЕС как дееспособного участника мировой политики и экономики зависит от способности его составляющих дать ответ на три важнейших вызова современного развития:

  1. Недостаточная экономическая и политическая эффективность условной «европейской модели» в условиях ужесточения международной конкуренции;
  2. Недостаточная устойчивость социально-экономических систем стран ЕС (включая фактор изменения этнического состава);
  3. Дефицит доверия между гражданами и политическими элитами, странами по отношению друг к другу и к наднациональным органам ЕС.

На основе оценки существующих сейчас масштабов разрыва в уровне социально-экономического развития и растущей дифференциации национально-государственных приоритетов ЕС 25, комплексное решение этих проблем не представляется возможным.
Единственным прорывным вариантом действий мог бы стать план «Демократическая конвенция», предполагающий выработку нового Договора о ЕС (Конституции) в рамках избранного прямым голосованием Конвента № 2 и дальнейшее одобрение документа на общеевропейском референдуме. Однако вероятность такого решения со стороны лидеров стран Евросоюза минимальна.
3.2. Полностью исключенной на данный момент также может считаться перспектива формального распада Европейского союза и роспуска его надгосударственных институтов. Также не приходится рассчитывать на возникновение «федерации Европы» с общим правительством, парламентом, общеевропейскими политическими партиями и избираемым Президентом.

3.3. Скорее всего, Европейский союз будет эволюционировать в сторону достаточно рыхлого торгово-экономического (включая валютный союз) объединения с элементами политического сотрудничества между отдельными странами и группировками. При этом такие важнейшие области деятельности как социальная политика, энергетика и оборона будут оставаться на сугубо национальном уровне.
Роль институтов ЕС (в первую очередь – Европейской комиссии (КЕС)) будет при таком развитии событий сведена к, преимущественно, трем направлениям:

  1. Обеспечение функционирования таможенного союза, валютного союза (совместно с Европейским центробанком) и общего рынка товаров и капиталов;
  2. Представление интересов стран-членов ЕС в международных торгово-экономических организациях;
  3. Содействие реализации внешнеполитических и внешнеэкономических проектов отдельных стран-членов ЕС или группировок .

3.4. Такая парадигма развития ЕС в перспективе 2017 г. предполагает два возможных формата функционирования интеграционного объединения:
1. «Европа разных скоростей»
Данный сценарий развития предполагает дальнейшее развитие углубленных форм политического сотрудничества и экономической интеграции части стран ЕС с сохранением остальных в рамках таможенного союза и общего рынка товаров и капиталов. Возможно выделение группировки «европейского авангарда» в составе стран «шестерки» + Испания, Португалия и Греция.
2. Таможенный союз
Общая эволюция ЕС в направлении свободных рынков и свободной торговли при одновременном качественном снижении уровня политического сотрудничества и сохранении базовых областей экономики (энергетика, социальная политика) в исключительной национальной компетенции стран-членов.

3.5. После 2012 – 2013 гг. возможно ускорение развития Европы ЕС в случае начала преодоления нынешней застойной социально-экономической модели в сторону большей либерализации и развития политических интеграционных процессов в сторону федерализации. Однако политика экономической либерализации может вступить в противоречие с социальной устойчивостью крупных стран ЕС. Поэтому такой вариант развития представляется менее вероятным, чем продолжение стагнации с элементами экономической модернизации.
3.6. Несмотря на очевидную выгодность сближения и создания стратегического политико-экономического союза и для ЕС, и для России, такой вариант развития отношений на ближайшие 5 – 7 лет представляется маловероятным. Его вероятность может возрасти, если Россия вступит на путь интенсивной экономической модернизации и политической демократизации, что позволило бы увеличить заинтересованность в экономическом сближении и сняло бы часть препятствий сближению в т.н. «ценностной сфере»
3.7. Вступление России в ВТО также объективно облегчит экономическое сотрудничество. Вместе с тем, вопрос о выгодности для России создания зоны свободной торговли с ЕС остается открытым. Возникновение такой зоны без качественного увеличения доли товаров с высокой добавленной стоимостью в российском экспорте и перспективы выхода их на высококонкурентный рынок ЕС, России невыгодно.
3.8. России невыгодна застойная модель развития политической Европы (хотя переход к федерализму также невыгоден). При любом варианте целесообразно сохранение видимости динамичных отношений с ЕС и их развития. На ближайшие 5 – 7 лет целесообразно, не прекращая взаимодействия с Брюсселем, активизировать (не провозглашая это целью политики) двустороннее сотрудничество с ведущими странами и перспективными партнерами среди новых стран-членов ЕС. Стоит постоянно держать в повестке дня перспективу создания стратегического политико-экономического союза.
3.9. Отношения с ЕС могут серьезно осложниться в том случае, если США протащат вступление Украины в НАТО, что вызовет целую серию кризисных явлений как в отношениях собственно с Украиной, так и с Западом, в том числе с Европой, в целом. Возможно, что именно на реализацию такого сценария нацелен план по принятию Украины в НАТО.

Данный раздел предлагается в качестве предложений для подготовки планов-сценариев ситуационных анализов, которые планируется провести на втором этапе исследования.

В качестве примера последнего направления деятельности можно привести ситуацию с участием Еврокомиссии в энергетическом диалоге России и ЕС. В настоящий момент у Еврокомиссии нет формальных полномочий в сфере внешних энергетических связей ЕС. Последние предложения КЕС в данной области были заблокированы в марте с.г. странами-членами Евросоюза и все отношения с Россией осуществляются и будут осуществляться исключительно на межгосударственном уровне и уровне энергетических корпораций. Вместе с тем, у КЕС есть неформальное поручение от Совета ЕС оказывать на РФ давление с целью добиться ратификации Договора и транзитного протокола к т.н. Энергетической хартии, что будет способствовать реализации национальных интересов ряда государств Евросоюза (Германии, Франции, Италии, Великобритании, Бельгии и Нидерландов).

Этому будет объективно способствовать процесс национализации европейской внешней политики в результате системного кризиса Евросоюза.