Комментарии

Инфляция истинная и мнимая

В газете «Московский комсомолец» №28636 от 1 октября 2021 г. опубликована статья Евгения Гонтмахера «Инфляция истинная и мнимая».

То, что цены растут как-то аномально быстро, уже, кажется, признали все вплоть до руководителей страны. Инфляция по итогам этого года, видимо, достигнет 6,5–7%. А может быть, окажется еще выше.

Но когда произносишь эту цифру — 6,5–7%, подавляющая часть людей, которая регулярно ходит в магазины, дружно говорит: «Не верю». На самом деле общественное мнение считает эту цифру сильно заниженной и заметно отличающейся от реальной жизни. Это очень снижает и без того низкий уровень доверия к власти, которая, как многие убеждены, манипулирует статистикой.

Сразу хочу сказать, что Росстат не берет эти 7% с потолка. Инфляция рассчитывается по изменениям стоимости потребительской корзины, которая, в свою очередь, включает в этом году 556 товаров и услуг. Чего там только нет! Возьмем, например, мясо и мясопродукты. По ним я насчитал аж 20 позиций, по которым проводятся регулярные наблюдения цены.

В корзину для расчета индекса потребительских цен включаются не только продовольствие, одежда и обувь, но и, к примеру, стоимость организованных туристических поездок в Грецию и Китай. А с этого года в корзину включаются стоимость дня проживания в гостиницах разного типа (от хостела до «пяти звезд»), туризм в Турцию и ОАЭ, подписки на онлайн- и видеосервисы, а также услуги по аренде автомобиля (каршеринг).

А теперь давайте зададим очень простой вопрос: кто в России может себе позволить приобретать товары и услуги из этой корзины? Ответ понятен: в основном семьи из городов-миллионников, имеющие доходы не ниже средних по своему месту жительства. В Москве, например, до ковида среднедушевой доход составлял 75 тыс. руб. в месяц, в Санкт-Петербурге — около 50 тыс. руб., в Новосибирске — около 40 тыс. и так далее по нисходящей. Но в этих городах распределение доходов крайне неравномерно. Поэтому выше среднего уровня — явное меньшинство жителей, которым посчастливилось хорошо зарабатывать. Они и покупают, если захотят, товары и услуги из упомянутой выше потребительской корзины.

А как же большинство и тем более подавляющая часть жителей средних и малых городов, сел и деревень?

Их потребительская корзина весьма примитивна. Это самые элементарные продукты питания (хлеб и хлебопродукты, картофель, овощи из «борщевого набора», сахар, подсолнечное масло, молоко, самые дешевые мясо и колбаса). К этому прибавляются платежи за квартиру и коммунальные услуги, средства гигиены, лекарства. На оставшиеся гроши (если они, конечно, остаются) покупается самая дешевая одежда и обувь. И всё! Как показывают многочисленные обследования, у большинства российских семей просто нет даже символических сбережений, что ставит их в невыносимую ситуацию, если вдруг понадобились экстренные расходы, например, на стоматологию, сбор детей в школу. Не случайно президент распорядился выдать к началу этого учебного года пособия родителям каждого школьника.

Для этой потребительской корзины ситуация с ростом цен несколько иная, чем для зажиточного меньшинства.

Посмотрите на следующие официальные данные. К началу 2021 года подсолнечное масло подорожало в среднем по России на 27% (в годовом измерении). Куриные яйца — на 16%, сахар-песок — на 59%, пшеничная мука — на 14%, рис — на 15%, макаронные изделия — на 12%, картофель — на 36%, яблоки — на 18%, черный чай — на 10%. Даже хлеб и булочные изделия выросли в цене на 9%.

При этом, согласно тем же официальным данным, рост «индекса потребительских цен на товары и услуги» в России, если сопоставить декабрь 2020 и декабрь 2019 года, составил всего лишь 4,9%.

Да, ряд товаров и услуг подорожал меньше, чем эта цифра, но перечисленные в таблице продукты питания — основа рациона большинства российских семей.

И чтобы добавить окончательной ясности в ситуацию с ценами для большинства, упомяну и такой показатель, который рассчитывает Росстат, но о котором знает только узкий круг специалистов: «стоимость условного (минимального) набора продуктов питания». Туда, в расчете на месяц, входят, в частности, 1,25 кг говядины (кроме бескостной), 330 г свинины (кроме бескостной), 1,17 кг курятины, 150 г сливочного масла, 600 г подсолнечного масла, 9,2 л молока, 15 куриных яиц, 1,7 кг пшеничной муки, 15,8 кг хлеба, 12,5 кг картофеля. То есть упор в питании этого условного человека делается на хлеб, картофель и молоко. А вот потребление сыра — 200 г, из фруктов только 1,5 кг яблок. Так вот, этот набор в среднем по России в декабре 2020 года стоил 4456 руб. и подорожал в течение года на 9,6%. В два раза выше того самого среднего показателя роста потребительских цен.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что люди не верят официальным данным по инфляции и сильно удивляются, когда руководители государства оперируют ими, описывая то, что происходит в реальной жизни. Это как если бы, рассуждая о российском климате, говорили только о наших субтропиках, которые, как известно, занимают лишь узкую полоску нашего Черноморского побережья.

В ежемесячном бюллетене Росстата есть таблица с основными экономическими и социальными параметрами развития страны. Мне кажется, было бы честно и политически правильно включать в нее не только «индекс потребительских цен», но и изменение стоимости потребительских корзин людей с медианными доходами и малообеспеченной части населения. Тогда совокупность этих трех параметров покажет ситуацию, которая намного ближе к реальности, чем это однобоко показывается сейчас.

Очень важно ввести в официальный оборот дополнительные параметры инфляции для проведения индексации пенсий и других социальных выплат. Сейчас для этого используется цифра, которая явно занижает реальный рост цен. Не случайно по итогам первого полугодия этого года реальное содержание пенсий, согласно данным Росстата, ненамного, но снизилось. Не поэтому ли президент заявил о том, что пенсии «подъела» инфляции, и предложил выплатить каждому из их получателей 10 тыс. рублей?

Но ведь это только разовая выплата, которая в сентябре была успешно произведена. А что дальше? Правительство предполагает произвести в начале 2022 года индексацию в размере 5,9%, что наверняка меньше даже того роста цен, который официально ожидается в России. А если взять ожидаемую инфляцию по двум другим обозначенным выше параметрам, то обесценение пенсий может быть весьма ощутимым. А это касается текущей жизни десятков миллионов пожилых людей, которая все больше напоминает борьбу за физическое выживание.

Любое движение вперед — а для России это сейчас острейшая необходимость — начинается с трезвого анализа того, что мы сейчас имеем. Это в полной мере относится и к тому, как на самом деле рост цен снижает и без того низкий уровень жизни большинства граждан. Речь, конечно, идет и о реальной оценке ситуации в здравоохранении, образовании, других социальных отраслях. Только на этой основе можно выстраивать, с одной стороны, амбициозные, но с другой — вполне достижимые национальные цели.

Е. Гонтмахер