Комментарии

Снова о России и климате

By 11.03.21 19 марта, 2021 No Comments

Два месяца назад в материале «Россия и климатическая повестка» мы обращали внимание на то, что западные аналитические центры зачастили с анализом экологической политики России в увязке с темой борьбы против изменений климата. Эта активность отчасти объяснялась победой на президентских выборах в США Дж. Байдена, сторонника такой борьбы (в отличие от его предшественника). Но важнее из числа стимулов, то, что климат, наряду с пандемией, при практически солидарной поддержке мирового сообщества переведен в ранг ключевой темы международной повестки-2021. А победа Дж. Байдена, в свою очередь, немало способствовала подогреву энтузиазма по поводу безотлагательной и плодотворной работы на этом поле глобальной политики.

На таком фоне повышенное внимание к политике Москвы на климатическом треке неудивительно. Хотя бы в силу статуса России в мировых делах и ее объективной роли в преодолении климатических и экологических вызовов. К сожалению, более или менее солидарные оценки западных авторов, как отмечалось еще в январе, отнюдь не благодушны. Нас отличает от основной группы участников пассивное поведение на этом важном направлении глобальной повестки. Более того, и в самой России федеральный центр не проявляет адекватного беспокойства по поводу нарастающих проблем и рисков.

В марте авторитетный Французский институт международных отношений (IFRI), партнер ИНСОРа по Совету Советов и Парижскому форуму мира, выпустил доклад известного специалиста по России австралийца Бобо Ло (Bobo Lo) «Климатическая повестка России между отрицанием и адаптацией» (доступен и на русском языке).

Из основных наблюдений автора: «по всей видимости», Москва «не разделяет международного консенсуса по климатическим изменениям». Она не демонстрирует серьезных намерений по сокращению выбросов углекислого газа или развитию возобновляемых источников энергии. Продолжает делать упор на центральную роль ископаемого топлива. Ее «адаптационная политика» по климату носит больше декларативный характер и не предполагает необходимости существенных перемен. Переход к постуглеродной экономике пока кажется далеким от реальности, но такую вероятность не стоит игнорировать. Если же изменения станут возможными, то они, скорее всего, не будут постепенными и последовательными.

При всей спорности оценок и ограниченности освещения поднятых в исследовании проблем, стоит все же отметить, что по замаху доклад Бобо Ло во многом опережает даже российские труды по этой теме. ИНСОР уже не раз отмечал заметную «стеснительность» отечественных экспертов, как во внутренних дискуссиях, так и в реакции на зарубежные (за некоторыми исключениями, «штучно» представленными, как правило, в относительно независимых источниках и больше связанными с международными проектами). Это особенно ощутимо в самый канун всплеска международных дискуссий и принятия наднациональных решений в этом благородном деле.

Такая «стеснительность» объясняется не столько сложностью темы с широким междисциплинарным охватом, сколько отсутствием действительно заинтересованного запроса из властных коридоров. В том числе, запроса на всесторонний анализ состояния и перспектив российской политики, выдачу комплексных и конкретных рекомендаций и сведение их в единый пакет. Не «для галочки», а с учетом доминирующих внешних настроений и трендов.

Критическую слабость требуемого властного настроя можно объяснить теми или иными причинами и мотивами. Некоторые предложены Бобо Ло.

С ними можно соглашаться, можно отвергать. Но отсутствие заметного российского ответа на повышенную активность иностранных коллег, по логике, работает на распространение представленных ими и часто неблагоприятных для нас выводов и предложений. Умозаключений зарубежных официальных структур и влиятельных НКО, которые в динамичном режиме готовятся к интенсивным переговорам, дабы вскоре попытаться перевернуть новую страницу в баталиях за климат. Готовятся с пристальной оглядкой на национальные интересы, которые все теснее увязываются с происходящим на климатическом фронте.

Сергей Кулик