Комментарии

Мюнхенские акценты

By 27.02.21 16 марта, 2021 No Comments

Среди самого интересного в основном мероприятии Мюнхенской конференции по безопасности-2021, главной международной площадки на этом поле глобальной политики — выступления в режиме онлайн руководителей США, Великобритании, Германии и Франции. Кратко поделимся некоторыми наблюдениями по поводу акцентов, расставленных лидерами этих держав.

Все они солидарны насчет потребности укреплять принципы мультилатерализма (multilateralism), т.е., многосторонности, в национальных внешнеполитических действиях, на региональном и глобальном уровнях международного сотрудничества. Уверения президента США в отходе от свойственной предшественнику приверженности к двусторонним трекам в отношениях с другими игроками были особенно тепло встречены тройкой лидеров из Европы. В этом клубе ведущих государств трактовки многосторонности могут быть несколько отличными, и за спецификой ее понимания стоит следить внимательнее. Но в целом сигнал Дж. Байдена о возвращении США к активной внешней работе на основе мультилатерализма и реакция собеседников указывают на то, в чем точно произойдет сближение позиций по двум берегам Атлантики.

Единодушным было и мнение о необходимости противостояния глобальным угрозам — климатическим изменениям, пандемии и угрозам безопасности здоровья в целом, распространению ядерного оружия. Согласие достигнуто в отношении «иранской сделки», от которой отказался Д. Трамп, а его преемник отворачиваться не собирается. И здесь лидеры опираются на широкую поддержку своих избирателей. И здесь сравнительно прочное согласие выступавших также сохранится, если не укрепится.

В свою очередь, противостояние таким угрозам требует той же самой многосторонности — сотрудничества с важными игроками, без которых должная отдача от работы крайне проблематична и с которыми представленные страны и их союзники имеют весьма прохладные отношения. Речь, конечно, идет прежде всего о России и Китае.

На российском и китайском треках наблюдались некоторые расхождения в акцентах и приоритетах. Касательно России определенный контраст прослеживался между мнениями президента Франции и остальной «тройки», занявшей весьма жесткую позицию. Э. Макрон же постарался обойти «острые углы», обсуждая действия Москвы.

По Китаю британский премьер оказался более критично настроенным, нежели американский президент. А вот А. Меркель отличалась заметной осторожностью.

Говоря же о сотрудничестве с Москвой и Пекином в преодолении общих глобальных вызовов, лидеры позволили себе иной тон. Дж. Байден отметил потребность в таком взаимодействии — и нашел поддержку как А. Меркель, так и Э. Макрона.

Важный для Запада вопрос состоит в том, как сочетать жесткость по многим вопросам в отношении России и Китая с сотрудничеством в преодолении общих, преимущественно глобальных, угроз. В этой связке возникает проблема тщательно выверенного определения степени «жесткости», которая позволила бы достигать прогресса в эффективном совместном купировании таких угроз (а не двигаться в обратную сторону). Вот по части оценок, методов и инструментов разрешения этой проблемы, скорее всего, и будут возникать разногласия между США и европейцами, между Великобританией и ее соседями, да и внутри Евросоюза.

Сергей Кулик