Комментарии

На перекрестках внешней помощи

By 11.02.21 15 февраля, 2021 No Comments

Президент США назначил Саманту Пауэр руководителем Агентства по международному развитию (USAID). Это обычно рядовое назначение выбивается из традиционной колеи: впервые начальник этой структуры занял кресло в Совете национальной безопасности — со всеми повышенными полномочиями и включением в механизм принятия важных внешнеполитических решений.

С. Пауэр небезызвестна в широких российских кругах. Она была постпредом США при ООН во времена Б. Обамы. Ее до сих по помнят по жарким баталиям с нами в Совете безопасности в связи с крымской историей.

Агентство занимается социальной, экономической и гуманитарной помощью преимущественно развивающимся странам. Его деятельность вписывается в т. н. «содействие международному развитию», поддержку социально-экономических процессов в государствах из числа развивающихся экономик. Оно обязано действовать в тесной координации с государственным департаментом США и, без поправки на место в Совете национальной безопасности, его руководитель по факту должен весьма осмотрительно работать в паре с внешнеполитическим ведомством.

Повышение статуса руководителя свидетельствует о намерениях Белого дома серьезно заняться разгребанием оставшихся и здесь от предшественника завалов, пересмотреть принципы, адресаты и масштабы внешней помощи, постараться переформатировать «рынки помощи» с оглядкой на действия конкурентов и на геополитические расклады. О политике Д. Трампа и возможных планах новой администрации на этом поле мы не раз высказывались. Последний материал — «Программы помощи США: новое звучание» за 11 января. Поэтому перейдем к другому событию, которое, скорее всего, уже оказывает некоторое воздействие на формирование курса Вашингтона и на повышение его активности.

За несколько дней до инаугурации Дж. Байдена Пекин выпустил Белую книгу «Сотрудничество в области международного развития в новую эпоху». Она посвящена политике Китая по оказанию различного рода помощи нуждающимся странам во благо их социально-экономического развития, для совершенствования инфраструктуры, торговли, финансов и человеческих контактов. Список реципиентов ограничивается государствами «Юга», определяется планами ООН в рамках «Целей устойчивого развития до 2030 г.» и потребностями китайского проекта «Один пояс-один путь». Естественно, с жесткой привязкой к интересам самого Пекина.

Документ нацелен на расширение программ содействия развитию и масштабов их финансирования. Среди заявленных приоритетов — оказание помощи напрямую реципиенту. Если в проекте нужно участие третьей стороны, то ей должна быть, как правило, международная структура, такая, как ООН, желательно, без вовлечения развитых экономик. Другими словами, Пекин, как, впрочем, и раньше, намерен работать самостоятельно на двустороннем треке (донор-реципиент). Но, что немаловажно, с новыми акцентами в каналах и приоритетах помощи.

Теперь Китай постарается активнее вовлекаться в программы социально-экономического и гуманитарного развития реципиентов. А не упирать, по традиции, на «одиночные проекты» — строительство инфраструктуры и разного рода производственных объектов. Теперь очередь за более активным и масштабным освоением территорий реципиентов, в том числе через увязку помощи с советами по управлению местными делами и даже с программами образования. Намерения Пекина чем-то напоминают западный опыт (того же Евросоюза): оказание разного рода содействия и финансирование программ в связке с действиями местных властей по реформированию различных сфер. Но на свой, «пекинский» лад. В Вашингтоне это, естественно, не могли не заметить.

России также стоит обратить внимание на этот документ и на официально отмеченные там приоритеты. Не забывая о том, что последние потихоньку уже внедряются, как минимум, десяток лет — со времени выхода первой Белой книги в 2011 г. Нынешняя, кстати, третья, но выпущена через семь лет после второй (2014 г.). Она, в отличие от предшествующих, обозначает очевидно новую политику в сфере оказания внешней помощи. Не нужно забывать, например, что в китайском списке приоритетных реципиентов из наших соседей открыто перечислены Киргизия с Таджикистаном. С поправкой на большие «недоговорки» в официальных документах Пекина, действия Китая по «содействию развитию» могут охватывать и другие постсоветские страны — не только из категории «Юг».

В общем, впереди нас ожидает повышенная активность США и Китая вместе с их союзниками и партнерами на региональных «рынках помощи» с расширением зон конкуренции и противостояния. «Содействие международному развитию» — СМР (в России, кстати, принята официальная концепция СМР) усиливает свое геополитическое звучание.

Сергей Кулик