Комментарии

К пересмотру решений Трампа

By 28.01.21 29 января, 2021 No Comments

Обе палаты Федерального собрания ратифицировали соглашение о продлении до 2026 г. Договора между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Действие Договора заканчивалось в феврале. И администрации Д. Трампа, пытавшейся увязать продление документа с неподъемными условиями (хотя бы присоединение Китая к сокращениям), останься она у власти, не удалось бы получить российское согласие.

Команда Дж. Байдена уже заранее выражала готовность к быстрому решению проблемы — без разного рода увязок. И обе стороны сумели всего за неделю правления нового американского президента найти важный для всего мирового сообщества выход.

Вместе с этим Белый дом полным ходом приступил к пересмотру других знаковых документов Д. Трампа. В первый же день своего президентства Дж. Байден подписал указы о возвращении Соединенных Штатов во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) и в Парижское соглашение по климату 2015 г. (регулирует меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере начиная с 2020 г.). Обе темы — американские подходы к ВОЗ и к борьбе против климатических изменений —в последние месяцы не раз были разобраны в материалах ИНСОРа.

На очереди другие решения предшественника, но там дела посложнее, и многое зависит от возможностей компромисса как с зарубежными партнерами, так и с Капитолием (где, впрочем, у Белого дома больше шансов, нежели при Д. Трампе). Желания команды Байдена далеко не всегда могут совпадать с этими возможностями, и ей требуется некоторое время для оценки их совмещения.

Новый президент США уже пообещал вернуться лагерь участников «иранской ядерной сделки». Совместный всеобъемлющий план действий был подписан Ираном и пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН в 2015 г. для обуздания иранской ядерной программы в обмен на снятие санкций. За принятие Плана с повышенной энергией бился Б. Обама — и считал его крупным успехом. Как и все мировое сообщество, включая Россию. Что не помешало Д. Трампу разорвать соглашение, вызвав единодушно-негативную реакцию даже у собственных союзников.

В ответ Иран стал выходить за согласованные в документе ограничения. Поэтому Дж. Байден увязывает американское возвращение с соблюдением Тегераном требований Плана. Иранцы пока не высказали возражений. Однако на этом пути может встать намерение Дж. Байдена перезапустить переговорный процесс с включением в повестку иранских ракетных программ и некоторых других неприятных для иранцев вопросов, — чему Тегеран будет активно противиться. К тому же перезапуск переговоров потребует одобрения конгресса.

Еще одно «любимое дитя» Б. Обамы — подписанное им в 2016 г. Соглашение о транстихоокеанском партнерстве — ТТП. Это преференциальное и весьма либеральное торговое соглашение одобрено 12 странами Азиатско-тихоокеанского региона (АТР). Д. Трамп также поспешил от него отказаться, чем подвиг других участников на подписание обновленного документа без Вашингтона. Этот шаг Белого дома вызвал жесткую критику американского истеблишмента и азиатских союзников и партнеров.

Еще на первых этапах президентской кампании Дж. Байден заявлял, что не исключает переговоры о возрождении Соглашения. Но к тому времени завершалась сделка по обновленному документу между покинутыми Вашингтоном 11 участниками ТПП. А к концу 2020 г. американским позициям в регионе был нанесен дополнительный удар: 15 стран АТР, включая и подписантов ТПП, одобрили соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве. Документ был разработан по инициативе и под крылом Пекина как своего рода менее либеральный ответ на ТПП (см. статью С. Кулика «Удача Пекина»). Поэтому Вашингтону потребуются тройные усилия для восстановления торгово-экономических позиций в АТР и нейтрализации ущерба от решений Д. Трампа. В любом случае, на этом фронте Белому дому придется серьезно побороться.

Д. Трамп отозвал подпись США и из одобренного Б. Обамой Международного договора о торговле оружием (Россия к нему не присоединилась). Впрочем, этот документ не прошел американский сенат, и поэтому шаг Д. Трампа был скорее символическим. Не исключено, что новый хозяин Белого дома может и здесь пересмотреть решение предшественника с вероятными проблемами при ратификации в конгрессе.

Для команды Дж. Байдена при анализе шагов по поводу судьбы соглашения немаловажны два обстоятельства. В середине 2020 г. Китай передал в ООН уведомление о присоединении к договору (через 90 дней после этого документ вступил для него в силу). Эта мера получила довольно широкий позитивный отклик. Всего договор подписали более 130 стран, включая основных союзников США в Европе и других регионах (из них более сотни его ратифицировали).

В конце 2018 г. Соединенные Штаты официально вышли из ЮНЕСКО, обретя статус наблюдателя и прекратив финансирование организации. Не исключено, что администрация Дж. Байдена может вернуть США в эту авторитетную структуру, хотя для возобновления финансовых потоков потребуется согласие конгресса.

Д. Трамп в том же году принял решение покинуть Совет по правам человека ООН под предлогом его якобы антиизраильской позиции. Считается, что этот ход, помимо других мотивов, был сделан опять-таки в пику Б. Обаме.

Однако позднее в политических и экспертных кругах стала заметна обеспокоенность растущим влиянием Пекина в Совете и, отсюда, ослаблением борьбы за права человека в западном понимании. К тому же в этой структуре Китай тесно работает с Россией. Эти настроения в определенной степени передались команде нового президента. С учетом разного рода процедурных особенностей данной структуры у Дж. Байдена есть возможность особо не торопиться с возвращением и несколько месяцев поразмышлять, оценивая и расстановку внутриполитических сил по этому поводу.