Комментарии

Риски-2021

By 06.01.21 11 января, 2021 No Comments

Известная американская аналитическая и консультативная компания Eurasia Group в начале года предложила вниманию очередной прогноз рисков на предстоящий год — Top Risks 2021.

На волне пандемии с ее самыми разными — уже известными, еще неясными или неожиданными — следствиями обнаружилась нерешительность ряда авторитетных «мозговых центров». Тех, которые в преддверии или в начале очередного года регулярно выдавали предсказания рисков, вызовов и трендов глобального охвата на ближайшее время. Скорее всего, они пока выбрали режим ожидания, и нам предстоит ознакомиться с их пророчествами чуть позднее. Это свидетельствует и о беспрецедентности нагрянувшей беды, сегодняшних и возможных тягот.

На таком фоне отличительна готовность Eurasia Group работать в прежнем ритме. Стоит добавить, что компания выделилась и в прошлом апреле, когда по планете разгулялся COVID-19. Она решилась опубликовать пересмотренный вариант своего ежегодного доклада, вышедшего в начале января, признав некоторые промахи и огрехи в анализе предстоявших событий.

В свежем докладе, как обычно, Eurasia Group представила десять основных рисков и их рейтинг. Добавив также упоминания о возможности американо-иранской конфронтации, о глобальном наступлении на технологических гигантов США и о грядущих трудностях для «друзей Трампа» с приходом нового хозяина Белого дома (от турецкого до бразильского президентов).

Список в порядке важности охватывает: проблемы для Дж. Байдена под заголовком «46» (тот станет 46-м президентом США); длительную пандемию; сложности в борьбе с изменением климата; усиление напряженности в отношениях США и Китая; проблемы с передачей данных глобального масштаба; вызовы конфликтного порядка из киберпространства; экономические трудности Турции с их политическими отголосками; рост внутренних вызовов для добывающих стран от Алжира до Ирана из-за дальнейшего снижения мирового спроса и цен на энергоресурсы; вероятность сотрясений в Евросоюзе и кризиса в отношениях с Турцией после ухода с европейского и германского Олимпа «сильного переговорщика» А. Меркель; социально-политический кризис в Латинской Америке, прежде всего из-за неудач в борьбе с пандемией.

Нетрудно заметить, что вызовы от пандемии убраны на вторую сточку, а на самом верху оказались риски внутриполитических раскладов в Соединенных Штатах и предстоящих решений нового президента. По логике авторов, от того, как лидер современного мира справится с собственными внутренними проблемами, во многом зависят преодоление или смягчение почти всех рисков, указанных в проблемном списке.

Такая логика подкрепляется недавним историческим опытом. Преодолению мирового кризиса 2008 г., несопоставимого с переживаемым сегодня, поспособствовали и относительная стабильность мирового порядка, и «политическая работоспособность» Соединенных Штатов. Сегодня эти условия для успешного решения глобальных проблем фактически отсутствуют. Эту ситуацию, по мнению аналитиков, надо быстрее выправлять, — но здесь можно натолкнуться на довольно высокие барьеры.

Отсылка к кризису 2008 г. не случайна. По заключению авторов доклада, основной тренд 2021 г. — усугубление экономических неурядиц. Как новых, так и отложенных с прошлого года. Мир сталкивается с более тягостной ситуацией по сравнению с 2020 г. и тем более с концом первого десятилетия. Возможный «вклад» Вашингтона в преодоление этого тренда рассматривается в качестве одного из ключевых — со скрытой надеждой на некоторое успокоение ситуации в стране.

Дж. Байден будет работать в условиях, когда треть населения относится к нему как к нелегитимному из-за неприятия процедуры выборов и в силу иных мотивов (доклад вышел 4 января, за день до драматического штурма Капитолия сторонниками Трампа). Это скажется не только на внутриполитических, но и на внешнеполитических делах. Несмотря на согласие по поводу жесткости к Китаю, между демократами и республиканцами усилится борьба вокруг приоритетов на мировой сцене, что предлагает растущие неясности касательно стратегического курса. К тому же внутриполитические разборки чреваты и появлением нового Трампа с лозунгом «Америка прежде всего». Всё это неблагоприятно скажется на оценках американских союзников и партнеров и на перспективах укрепления международного сотрудничества по глобальным вызовам с ведущим участием Соединенных Штатов.

Российскому читателю рассуждения о внутренних раскладах в США с их отголосками на внешней сцене, безусловно, интересны. Как и анализ вопросов, связанных с Китаем и Турцией, с сотрясениями в киберпространстве и др. Они в той или иной мере затрагивают Россию.

Но ограничимся задачами более активного подключения Москвы к глобальной повестке — там, где возникают возможности компромиссных решений в увязке с нашими интересами в иных сферах. В этом отношении в материале полезен разбор рисков пандемии, сложных хитросплетений сотрудничества и разногласий вокруг изменения климата и растущего запроса на масштабное внедрение «зеленых технологий» с переходом к доминированию новых и возобновляемых источников энергии.

Пандемия, занявшая в рейтинге рисков второе место, чревата динамичным усилением социальной нестабильности и возникновением масштабных беспорядков, особенно в развивающихся государствах. В силу разных причин, начиная от «несправедливого» распределения вакцин между странами и кончая растущим недовольством неравенством в мире и экономическими неурядицами.

На этом треке ведущим государствам мира уже в нынешнем году предстоят нелегкие и, главное, неотложные решения по поводу необходимой помощи остальному миру, экономического и финансового смягчения ситуации. От крупных игроков здесь потребуются оперативные и серьезные «вливания». Если так, то, России, как члену этой группы государств, вероятно, не стоит уходить от своей высокой доли ответственности.

Что касается «бронзы», противодействия изменению климата, то здесь логика рассуждений авторов по повестке на 2021 г. во многом укладывается в русло осенне-декабрьских материалов ИНСОРа. Поэтому ограничимся тем, что отметим определенный оптимизм, выражаемый в докладе Eurasia Group в связи с приходом к власти Дж. Байдена. Тот заверил, что Вашингтон вернется как в режим Парижского соглашения, откуда был выведен Д. Трампом, так и в тесную международную кооперацию в борьбе с климатическими неурядицами, когда почти все ведущие страны объединились вокруг цели достижения «углеродной нейтральности» к середине века.

Здесь новый президент может найти существенную поддержку внутри страны — на уровне штатов, преобладающей части истэблишмента и законодателей. Не говоря об общественности, с энтузиазмом продолжающей ратовать за климат, несмотря на тяготы пандемии и внутриполитический разлад.

Вместе с этим на глобальной сцене предстоит жесткая борьба между сторонниками и противниками масштабного перехода от традиционных («загрязняющих») к нетрадиционным («чистым») источникам энергии. И тут намечаются трудные поиски компромиссных решений, нацеленных и на позитивные сдвиги в климатической повестке, и на соблюдение интересов производителей разных источников энергии.

России непосредственно касаются как растущие потребности борьбы с климатическими переменами экзистенциального порядка, так и превалирующие в мире настроения в пользу расширения этой борьбы. Настроения, характерные в том числе для наших близких партнеров (таких, как Китай).

С другой стороны, увязка работы на этом благородном поприще с перестройкой энергетических рынков крайне чувствительна для нас. Не случайно противоречие между климатическими вызовами и перспективами мирового энергетического рынка отмечено в докладе как одно из тех принципиальных противоречий, с разрешением которых было бы обеспечено смягчение нагрузки на глобальную экосистему.

Сергей Кулик