Комментарии

Нобелевка против голода

By 09.10.20 15 октября, 2020 No Comments

Нобелевская премия мира-2020 присуждена Всемирной продовольственной программе (ВПП — World Food Programme). За «усилия в борьбе с голодом» и «вклад в улучшение условий для мира в конфликтных зонах».

Программа — крупнейшая многосторонняя организация по оказанию продовольственной помощи и находится в структуре ООН. В прошлом году этой помощью были охвачены более 100 млн человек в 88 странах.

Конфликтная составляющая прозвучала в мотивировке награждения не случайно. Довольно широко распространено мнение, что помощь ВПП способствовала, как минимум, ослаблению напряженности в неблагополучных зонах — не говоря о постконфликтном восстановлении. Это, как утверждается, относится, например, к успешному преодолению последствий гражданской войны в Мозамбике или к смягчению силовых разборок в Южном Судане.

Но более важным мотивом представляется то, что награда — серьезное предупреждение о повышении угрозы глобального продовольственного кризиса и «авансовая платежка» Программе для успешной нейтрализации этой угрозы. Не случайно руководитель Нобелевского комитета Б. Рейсc-Андерсен, объявляя о решении, отдельно поделилась беспокойством по поводу негативного воздействия пандемии на цепочки продовольственных поставок.

Уровень тревоги повышала и сама ВПП еще до пандемии. Предсказывая в прошлом году, что нынешний станет рекордным по количеству голодающих из-за политических конфликтов и войн. По прикидкам ВПП, количество «уязвимых» для голода приблизится к 280 млн, что дает рост в 80%, по сравнению с последними годами. На волне пандемии сделана корректировка: к этой армии присоединятся еще 130 млн из-за резкого падения доходов и нефтяных цен, существенно усугубившихся проблем с доступностью школьного питания и др.

Следует отметить, что в анализе следствий и ключевых опасностей пандемии все больше зарубежных «мозговых центров» разного профиля выделяют растущие риски для продовольственной безопасности — преимущественно в бедных странах. С вероятным всплеском насилия, возникновением и расширением конфликтов, социальной нестабильностью и отголосками в более благополучных странах и регионах.

Тревога экспертов повышается по ходу развития пандемии. Все сильнее сквозит опасение, что собственные неурядицы ослабляют интерес ведущих доноров к хотя бы поддержанию существующего уровня помощи нуждающимся странам и целым регионам. А ведь приведенные выше данные указывают на потребность в увеличении помощи.

В списке доноров ВПП Россия занимает 23 место между Либерией и Италией со взносом на 2020 г. чуть более 28 млн долл. Впереди даже Бангладеш и Сомали. Против почти 3 млрд от США (первое место) и почти 1 млрд от Германии (второе место). Далее идут Евросоюз (более 400 млн долл.) и Великобритания (более 300 млн).

Ознакомление с нынешним списком (по состоянию на начало октября) и с распределением взносов в последние годы позволяет предположить, что какие-то малые подвижки Москвы в ту или иную сторону не дадут заметного эффекта. А вот от решений ведущих стран Евроатлантики вместе с Японией, Австралией, Южной Кореей и Саудовской Аравией на ниве международной продовольственной безопасности много что может измениться. Как облегчая борьбу с грядущими вызовами, так и осложняя ее.

В связи с оказанием помощи бедным странам стоит сделать одно пояснение. Считается, что ВПП занимается только распределением и поставками продовольствия. Но такое укоренившееся представление устарело, и это отчасти свидетельствует об инерции в работе ведомств, не фиксирующих на официальных сайтах очевидные перемены. Сейчас практически треть помощи идет не в «классической таре», а в «финансовой упаковке» (наличными, ваучерами и  т. п.). А это более 2 млрд долл. — против всего 10 млн в 2010 г. Сторонники такого поворота уверяют, что он дает существенный эффект для местной экономики и позволяет заметно улучшать рацион питания в соответствии с местной спецификой.

Сергей Кулик