Комментарии

Вспоминая Инновационную стратегию

By 07.09.20 15 сентября, 2020 No Comments

В начале сентября вышел ежегодный Глобальный индекс инноваций (ГИИ, Global Innovation Index 2020) — важный документ на рабочем столе экспертов, бизнесменов и инвесторов. Он составляется с 2007 г. американским Корнельским университетом, французской школой бизнеса INSEAD и Всемирной организацией интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Organization — WIPO).
Индекс охватывает 131 страну и представляет усредненную оценку двух групп показателей — имеющиеся ресурсы и условия для инноваций (институты, человеческий капитал и исследования, инфраструктура, развитие внутреннего рынка, развитие бизнеса) и достигнутые результаты инноваций (развитие технологий и экономики знаний, результаты творческой деятельности).
Нынешний рейтинг снова возглавила Швейцария, а вместе с ней в первую десятку вошли Швеция, США, Великобритания, Нидерланды, Дания, Финляндия, Сингапур, Германия и, впервые, Южная Корея. Китай, как крупная развивающаяся экономика, оказался единственным в первой двадцатке из этой группы стран. Вместе с Индией, Вьетнамом и Филиппинами (вошли в первые пятьдесят) он показывает завидную динамику продвижения в рейтинге.
Россия заняла 47-е место, потеряв одну позицию с 2018—2019 гг. В 2018 г., кстати, была скорректирована методика составления Индекса, что, как видно, не сказалось на положении нашей страны в рейтинге. Оно постоянно ухудшалось — против 43-го места в 2016-м; чему предшествовала неоднородная динамика: с 51-го места в 2012 г. до 61-го годом позже, а затем — на 49-е в 2014 г. Так что, если отталкиваться от 2013 г., в наших властных коридорах могут рапортовать наверх о некотором позитивном сдвиге. Рапортовать, хоть неохотно, приходится с оглядкой на то, что президент страны, особенно с 2015 г. (и не без влияния санкций), обращает пристальное внимание на высокую потребность, по его словам, в «прорывах» — прежде всего технологических, и, желательно, без былой кооперации с Западом. Для чего, естественно, нужна должная поддержка инновационного «энтузиазма масс».
Для более взвешенного понимания движения страны на инновационном поле полезнее отталкиваться от 2012 г. и проводить аудит именно в нынешнем году. Дело в том, что в декабре 2011 г. была принята первая (и пока последняя) «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» с весьма амбициозными планами.
После 2014 г. в ускоренном режиме был одобрен ряд важных проектов, включая Национальную технологическую инициативу, развитие цифровой экономики и др., и подписаны президентом ориентиры и установки касательно разных направлений инноваций. Стратегия же до сих пор не заменена новым базовым документом сопоставимым по охвату, комплексу задач и планов их выполнения. Это, наряду с тем, что о ней по большому счету не вспоминают последние лет пять, свидетельствует о реальной оценке властями результатов инновационного эксперимента, а также о настроениях по поводу целесообразности его реанимации. ГИИ — не единственный, но важный индикатор для должного аудита Стратегии.
Вряд ли можно считать успехом переход за почти декаду с 51-го места на 47-е. Очевиден застой — если, конечно, верить Индексу. Поэтому не удивительно, что ГИИ стараются не афишировать в наших властных и околовластных СМИ. Вынужденные, в силу международного веса документа, упоминания чаще сопровождаются критикой методик и других инструментов (например, новшества 2018 г. иногда интерпретируются в русле известных «козней Запада», хотя, повторим, они не повлияли на российский рейтинг), или же акцентируются успехи России по двум группам показателей.
Успехи действительно есть. Если брать более высокие места, по сравнению с усредненным 47-м, то Россия удерживается наверху по оценке ресурсов (42-е) и человеческого капитала (30-е), по открытию бизнеса (38-е), по охвату высшим образованием (17-е) и выпускникам с естественно-научными и инженерными специальностями (15-е), по доле расходов на НИОКР — 37-е, по уровню развития бизнеса — 42-е, по числу патентов на изобретение — 17-е и др. Есть, правда, одно «но»: по большинству показателей в этой группе уровень все-таки падает — иногда неприятно быстро.
Что касается второй группы показателей, где положение хуже места в «общем зачете», по оценке достигнутых результатов инноваций Россия занимает 58-е место, по результатам развития технологий и экономики знаний — 50-е, по уровню развития рынка 55-е, по доступу к кредитам 60-е, по числу венчурных сделок 52-е, по блоку «инвестиции» в целом — 104-е, по результатам креативной деятельности — 60-е, по инфраструктуре — то же 60-е, по экологической устойчивости — 100-е, в том числе по энергоемкости ВВП — 115-е, по доле расходов на образование в ВВП — 82-е, по развитию кластеров — 95-е. Отдельно подчеркнем заметное отставание по институтам развития (71-е место), качеству регулирования (105-е) и верховенству закона (114-е). При том, что здесь по многим показателям хотя бы за последний год есть позитивные подвижки. Однако не трудно подметить, что по большинству «драйверов» инновационного развития страна про-прежнему далека от группы лидеров.
Вернемся к Стратегии и на минуту отвлечемся от показателей Индекса. Приходится наблюдать значительный разрыв между заявленными ориентирами и полученными результатами по ряду важных направлений. Это, например, касается повышения в 4—5 раз доли промышленных предприятий, которые осуществляют технологические инновации. Фактически эта доля по-прежнему колеблется в диапазоне 10% от общего числа предприятий. Нельзя похвастаться успехами в улучшении показателей доли экспорта высокотехнологических товаров в их мировом экспорте и доли затрат на НИОКР в ВВП, вклада бизнеса в финансировании исследований и разработок при сокращении участия государства и т. д. и т. п.
По факту можно говорить о печальной судьбе Стратегии — причем даже ее консервативного варианта. Напомним, что авторы подстраховались, вписав в документ три сценария, инерционный, догоняющий и лидерский. Последние два были довольно быстро задвинуты самой жизнью, но и первый явно не дотянул до заявленных надежд. Серьезного же настроя повторить эксперимент с комплексным видением целей, задач и планов действий по инновационному развитию России пока не видно.

Сергей Кулик