Комментарии

Джонатан Пауэр о белорусских протестах

23 августа действующий пока белорусский президент явился миру в образе безумного актера, перепутавшего спектакли. Когда столичные жители расходились по домам после очередной многотысячной, но сугубо мирной демонстрации под лозунгами типа «Хочу жарить котлеты в свободной стране», на отдельно взятой территории Дворца независимости разворачивалась сцена из грандиозного действа о гражданской войне: пожилой мужчина и пятнадцатилетний мальчик в боевой экипировке, с автоматами Калашникова в руках высаживались из вертолета у здания, окружённого шеренгами солдат и рядами колючей проволоки. Примерно в это же время три винтокрылых машины поднялись на перехват связки красных и белых шариков, направлявшейся в воздушное пространство республики с территории соседней Литвы. Из чего мир мог заключить, что у безумного актера по-прежнему остается в распоряжении довольно солидная труппа.

«Так называемые митингующие пошли, можно сказать, на своеобразный штурм здания», — в этих выражениях пришлось описывать происходящее президентскому пресс-секретарю, чтобы оправдать драматизм телевизионной картинки. Непонятно, что за штурм имелся в виду — моральный или, может быть, метафизический. Так или иначе, хозяин Дворца независимости, кажется, мечтал бы о реальном штурме. Вкупе со сводками о том, что польские части вступили в Гродненскую область, а авиация НАТО готовится повторить над Минском югославский опыт 1999 года. Лукашенко, может, и не рассчитывал бы на благоприятный для себя исход. Но он, по крайней мере, хорошо представляет, что со всем этим делать.

Что делать с регулярными мирными демонстрациями по всей стране, с забастовками, с тем, что любое место, где сходятся граждане, — школа, концертный зал, стадион, — превращается в площадку для выражения мнений о допустимости лжи и насилия, Лукашенко не знает. Можно, конечно, продолжать игры в гестапо, начатые в ночь после выборов. Но даже тех исполнителей, которых в принципе не смущает роль насильников и убийц, быстро деморализует абсурдная несоразмерность реакции властей на общественное недовольство.

Британский политолог и публицист Джонатан Пауэр пишет об уникальности нынешних белорусских событий для постсоветского пространства, ставя их в один ряд с освободительным движением в Индии, борьбой за гражданские права в США, возглавлявшейся Мартином Лютером Кингом или ненасильственным сопротивлением нацистской оккупации, образец которого дала Дания. Ненасильственный протест может быть сильно растянут во времени, отмечает Пауэр, но оказывается наиболее эффективен в борьбе с аппаратом насилия, потому что последний просто не способен находить адекватные ответы.

Есть ли перспектива у белорусского протеста? «Им нужно верить в победу в войне на истощение», указывает Пауэр. «Это требует непривычного взгляда на вещи. Но день за днем отказ от сотрудничества [noncooperation — понятие, введенное в международный политический лексикон Махатмой Ганди. — Р.Р.] измотает правительство».

«Ветер перемен охватил Белоруссию и, возможно, скоро ворвется в Россию», предсказывает Дж. Пауэр, приводя в пример хабаровские манифестации. Однако для того, чтобы неорганизованный мирный протест разрешился политическим поворотом, он нуждается в институционально установленном «судном дне», в выборах. Губернаторские выборы в Хабаровском крае намечены на сентябрь 2021 года. Тогда же по всей России должны пройти выборы в Государственную думу.

Роман РОМОВ

Фото: Delfi

См.: https://www.jonathanpowerjournalist.com/single-post/2020/08/18/Nonviolence-and-the-uprising-in-Belarus