Комментарии

Люди с хорошим настоящим перед лицом зыбкого будущего

By 25.06.20 No Comments

За три дня до начала референдума об обнулении один из ответственных исполнителей этой политической операции, сопредседатель рабочей группы по разработке поправок в Конституцию Андрей Клишас в интервью РБК сжато охарактеризовал практический смысл происходящего. Цель, которую ставят перед собой устроители референдума, — «тему преемников, трансфера и так далее вывести за скобки и заставить тех, кто занимается государственным управлением, заниматься своим делом. То есть перестать думать о том, что будет потом. В некотором смысле они должны свыкнуться с мыслью о том, что потом будет все то же… Политикам и государственным деятелям необходимо заниматься своим делом, а не спекулировать и не размышлять по поводу того, что в стране произойдет после 2024 года».

Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков замечает по этому поводу: «желание, чтобы люди не думали о будущем, как главный мотив главной поправки, утопически неожиданное, но зато объясняет нам почему власть так настойчиво сосредоточена на поиске скреп в прошлом, почему не прописан образ будущего, почему никто не может сказать, как выглядит наш общественно-политический и экономический идеал».

Впрочем, опасения Клишаса насчёт того, что его коллеги примутся «спекулировать и размышлять», кажется, сильно преувеличены. Вся новейшая история российской власти — хороший урок тем, кто в полемике позволяет себе замечать, что у оппонентов «нет будущего». Можно годами и десятилетиями прекрасно жить в настоящем при очевидном отсутствии всякого будущего. Необходимо только наладить более-менее эффективную машину эксплуатации этого настоящего и создать достаточно широкую группу (вернее, систему групп) его бенефициаров, для которых наступление любого будущего будет значить угрозу материальных, карьерных и проч. потерь.
Нынешний год для Института современного развития юбилейный. Десять лет назад вышла в свет самая резонансная наша работа: «Россия XXI века. Образ желаемого завтра». Доклад вызвал широкую полемику, и, в частности, многократно анонсировались альтернативные программы — но, кажется, ни одной серьезной и всеобъемлющей на свет так и не появилось. Разумеется, не потому что образ, представленный ИНСОРом оказался безальтернативным. И не из-за недостатка экспертных сил. А в первую очередь, наверное, потому, что немногие могут позволить себе работать ради настолько туманных и отдаленных перспектив (или вообще ради вечности). «Будущего нет и не будет», — ясно прозвучало осенью 2011-го и не раз было повторено в дальнейшем; под этим лозунгом происходит и текущее «обнуление».

«Планы на будущее строит тот, у кого настоящее плохое», много лет убеждали нас Клишас и его партийные товарищи. В этом, безусловно, есть своя логика. Вот только доля людей, ощущающих своё настоящее как плохое, в стране вдруг резко увеличилась. О чём ясно свидетельствует и ход нынешнего референдума (но что, конечно, вряд ли подтвердят объявленные результаты). Не достигнет ли эта доля критического уровня, и не обретет ли крайнюю актуальность указанный текст десятилетней давности? Будем смотреть.

Роман Ромов