Комментарии

Осторожно, зона турбулентности

By 28.05.12 12 февраля, 2021 No Comments

На вопросы рижского «Часа» ответил один из экспертов Балтийского форума, председатель правления Института современного развития (Россия) Игорь Юргенс.

Ина ОШКАЯ

Что успел Медведев?

— Институт современного развития принято считать «интеллектуальным центром» Дмитрия Медведева. Как вы оцениваете четыре года его президентства?

— Положительно. Произошли существенные продвижения во внешнеполитической сфере, перезагрузка отношений со США, улучшение отношений с Польшей, восстановление отношений с НАТО и участие в очень важном Лиссабонском саммите НАТО в 2010 году.

Во внутриполитической жизни я бы отметил начало реальной кампании по борьбе с коррупцией в правоохранительных органах: около 200 генералов находятся под следствием, я уже не говорю про тысячи нижних чинов. Конечно, процесс декриминализации органов правопорядка далек от завершения, но начат он именно при Медведеве, при другом человеке это не было бы сделано.

С именем Медведева связано начало технологических прорывов на некоторых направлениях — типа Сколково и ряда других технопарков,

Именно Медведев начал крупнейшую в истории России военную реформу: призывники служат в армии всего год и все подготовлено к сокращению армии до 700- 800 тысяч настоящих профессионалов и отказу от призыва.

Все это очень немало для четырех лет. Я уже не говорю про текущие дела — о том, что страна была выведена из кризиса 2008- 2011 годов с минимальными потерями — с действующей в полном объеме финансовой и банковской системами, с минимумом потерь на социальном фронте. Более того, пенсии были даже повышены.

— Можно ли трактовать избрание Владимира Путина президентом как отказ от либерализации России?

— Возвращение Путина многими расценивается как поворот в сторону т. н. стабильности, которую молодые и творческие слои населения считают застоем и предвестником возврата к авторитаризму. Тоталитаризма в России не будет, нет, а вот авторитаризм — да, он всегда был свойствен Путину. Но говорить, что все это уже определено, было бы преждевременно, средний класс проснулся, страна задвигалась. И многое уже будет невозможно вернуть, скорее, придется двигаться вперед, и поэтому, как говорится, еще не вечер.

— Вы советовали Дмитрию Медведеву отказаться от поста премьера. Почему?

— Я считаю, что намного более выгодным и для всей страны, и для него самого стал бы пост вице-президента России. Этот пост можно было бы восстановить, не такая уж это сложная процедура… И Медведев, как юрист, как автор реформы судебной системы, как автор реформы парламента — и нижней, и верхней палат, мог бы представлять президента России в парламенте. Также Медведев мог продолжать заниматься судебной реформой — она нуждается в коренном обновлении для того, чтобы обеспечить в России реальное разделение властей.

Что значит турбулентность?

— В своем выступлении на Балтийском форуме вы сказали, что Россия вступила в зону турбулентности. Эта турбулентность связана с внутренним протестным движением?

— Различные формы протеста присутствуют во всех регионах. Протесты различаются по интенсивности, частоте, своим проявлениям, но они есть везде. Потому что создался класс, которому есть что защищать. И если власти действуют высокомерно, захватывая у тебя участок земли, или нарушая экологию, или ведут себя высокомерно на дорогах, это задевает людей и начинает создаваться гражданское общество. Люди больше не бессловесны, им есть что защищать, у них накоплены определенные (может, и небольшие, но более серьезные, чем раньше) средства. И еще: они более свободны — просто по определению.

Зона турбулентности связана с тем, что, во-первых, должно быть найдено правильное представительство этих слоев во власти. А во-вторых, эта зона турбулентности будет зависеть и от многих внешних обстоятельств, которые сейчас складываются не блестяще — что в еврозоне, что в Азии, что в США. Мир подошел к смене существующего порядка. Биполярный мир СССР — США рухнул. США в течение некоторого времени успевали заполнить собой три четверти имевшегося вакуума глобальной управляемости. И я бы не сказал, что сейчас силы США иссякают, но они явно уменьшаются. Китай еще не созрел для глобального лидерства. И поэтому зона турбулентности, революционный хаос или хаотичная революционность наблюдаются везде в мире. Северная Африка — это только одно проявление. И Россия, как одна седьмая части суши, не может быть вне этого процесса. На российские внутренние проблемы накладывается внешняя турбулентность. И мы в течение полутора-двух лет должны найти какое-то свое решение.

визитка

Игорь Юргенс родился в 1952 году в Москве. Окончил МГУ по кафедре экономики зарубежных стран. Профессор, автор многих статей и публикаций. Председатель правления Института современного развития, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей. Входит в состав двух советов при президенте Российской Федерации — совета по развитию информационного общества и совета по содействию развитию институтов гражданского общества, является членом президиума Совета по внешней и оборонной политике. Почетный генеральный консул Монако в России. Кавалер ордена Почета. Награжден орденом «За заслуги» (Франция), орденом Сергия Радонежского и Даниила Московского Русской православной церкви. Женат, имеет дочь.

http://www.chas-daily.com/win/2012/05/28/l_013.html